07.08.2013 | 09:51

В Российской академии художеств открылась выставка Геннадия Доброва

Народный художник России Геннадий Добров к признанию шел долго и трудно. Первой персональной выставки добился на 50-м году жизни, когда коллеги уже коллекционировали награды и звания. Тогда, в конце 86 года, экспозицию разрешили открыть на один день. Увидев реакцию публики, продлили – еще на два дня. Затем альбом его работ издали на трех языках, вручили автору медаль Советского комитета защиты мира, а затем выдвинули и на Государственную премию. Ровно за те качества, за которые прежде клеймили, проглядев в художнике самый редкий талант – дар сострадания. В эти дни увидеть «Автографы войны» Геннадия Доброва можно в залах Российской академии художеств. Рассказывают «Новости культуры».

«Я зачёркиваю официальное искусство и рисую своё», – говорил Геннадий Добров. И право на это он заслужил. За свою жизнь художник успел поработать постовым в милиции, сотрудником института Склифософского, санитаром в психиатрической больнице. Уже тогда Добров старался не упустить детали и делал документальные зарисовки. Однако настоящим художником он стал даже не в Суриковском училище, а когда по совету своего педагога отправился на остров Валаам – писать портреты в закрытом приюте для инвалидов.

«Там жили люди, сейчас говорят, что они были отверженные государством, – рассказывает вдова художника Людмила Доброва. – Их отвергло само общество – писатели, художники – о них забыли и боялись о них говорить, поэтому, когда он туда приехал, его приезд восприняли, как что вот о них вспомнили. Они были очень рады, что он их рисовал».

Поездка на Валаам послужила началом графической серии «Автографы войны», посвященной инвалидам Великой Отечественной. За семь лет работы Добров объездил около 20 домов-интернатов по всему Советскому союзу, где случались удивительные встречи. Одна из них – с защитником Невской Дубровки солдатом Амбаровым.

«Я его знаю, – говорит Людмила Доброва. – Это был такой непоседа, когда была блокада Ленинграда там была единственная дорога – вот эта Невская Дубровка, которую все время приходилось отстаивать. Там шли бои, и вот этот Амбаров участвовал, и его несколько раз засыпало землей. Там кричали: “Амбаров, ты жив?” Он отвечал: “Жив!” Отряхивался и выходил».

В своих попытках зафиксировать неприглядную действительность и стремлении всегда быть в гуще событий Добров был почти что репортером. Он ездил в «горячие точки»: Чечню и Афганистан. В последнем Геннадий Добров побывал пять раз. Результатом стали около 300 рисунков – от быстрых зарисовок с натуры до больших карандашных портретов.

«Здесь все: и его выбор, и его правдивость, и его абсолютное бесстрашие, – отмечает журналист, литературовед, друг Г Доброва Татьяна Никитина. – Это абсолютно бесстрашный художник и человек он был бесстрашный. Он лез, когда ездил в командировки, в такие места, откуда бежали другие».

В последние годы художник работал с трудом – падало зрение. Многие наброски написаны почти что вслепую. До последних дней Добров оставался верен своему кредо: протесту против войн – прошедших, настоящих и будущих.

Новости культуры