01.08.2013 | 18:51

Львовичи, Ильичи, Михалычи... (Российская газета)

На канале "Россия К" - премьера авторской программы Феклы Толстой "Толстые" (с 29 июля в 23.10). Каждый фильм 8-серийного цикла рассказывает об одном из представителей великой фамилии. Обозреватель "РГ" поговорила с автором и ведущей Феклой Толстой.

Фекла, прежде чем вам звонить, я открыла свою записную книжку. Вы, Петр Толстой - телеведущий, Владимир Ильич Толстой - директор Ясной Поляны, Татьяна Толстая - писатель. Такая огромная династия. Вас всего 300 человек или больше?

Фекла Толстая: Можно даже посмотреть, какой номер получают вновь родившиеся потомки Льва Николаевича. У нас есть сайт tolstoys.ru, и там мы все перечислены. Вот открываю, пока с вами разговариваю... Вижу номер 374. Но, конечно, надо понимать, что на свете нет уже не только детей, но и внуков Льва Толстого. Большинство правнуков (их около 50) благополучно здравствуют, а за ними праправнуки и следующие поколения.

И как проходят ваши семейные встречи?

Фекла Толстая: Раз в два года мы приезжаем на каникулы - все, кто может - в августе в Ясную Поляну. Это просто неделя, которую мы проводим все вместе в усадьбе. Или путешествуем куда-то недалеко - в родовые толстовские поместья: Никольское-Вяземское, Пирогово или другие. Раньше нам придумывали какую-то развлекательную программу. А сейчас мы все больше наслаждаемся общением друг с другом, ведь каждый привозит на этот съезд какие-то вещи, которыми хочет поделиться. Например, выставки фотографий или спектакли, как привезла в прошлом году моя шведская кузина - профессиональная актриса и режиссер. Она сделала замечательный спектакль по дневникам и переписке Софьи Андреевны со Львом Николаевичем. Или, скажем, я показывала фильмы из цикла "Толстые" своим родственникам: еще черновые наброски, но поскольку это семейное дело... Детишек и тех, кто не знает, учат русскому языку. Или делаем встречи и делимся воспоминаниями - каждая "линия" рассказывает об истории своей семьи, после того как они уехали из России. Мне кажется, очень важно знать историю своей семьи, и эту идею я старалась проводить и в фильме. Например, я не так хорошо себе представляла жизнь довоенной или послевоенной Европы, но когда один мой дядюшка рассказывает о том, как он жил в Швеции или как другой пытался получить образование во Франции в 20-30-е годы, я слушаю и принимаю близко к сердцу. При этом я еще и узнаю историю.

А дядюшку как зовут?

Фекла Толстая: Например, я с удовольствием слушала рассказы Сергея Михайловича Толстого - замечательного человека, которого уже нет на свете, всю жизнь прожил во Франции. Или мой дядюшка Андрей Толстой из Швеции. Мы вот так вот все ветви называем: шведы, французы, итальянцы... Последние, соответственно, потомки Татьяны Львовны. А второе название - Ильичи, Михалычи, Андреичи, Львовичи. То есть по именам детей.

Вы раньше вели на ТВ популярный цикл "Великие династии". Это была подготовка к тому, что вы снимете фильм о своей династии, или так случайно совпало?

Фекла Толстая: Ни то и ни другое. Тот цикл - вполне самостоятельная работа, которая делалась со всей тщательностью. Мы еще тогда хотели снять фильм о Толстых, но никак не могли уместить нашу гигантскую семью в одну серию. Потому сейчас проект "Толстые" разросся до 8 серий. Мы выбрали не просто восемь биографий, а восемь необыкновенных судеб.

Восемь серий - это не мало для Толстых?

Фекла Толстая: Пока так. А потом можем снять еще 8, еще 16. Интересных личностей хватит.

Тогда как именно вы выбирали?

Фекла Толстая: По телевизионному принципу. Мы сразу отказались от фильма про Льва Николаевича, потому что это, конечно, была бы профанация. 26 минут - про Льва Толстого, о котором написаны десятки томов и снято множество документальных фильмов. Так что вначале выбирали просто интересные судьбы, потом думали, что можем показать, что - рассказать, что сохранилось. Потому некоторые личности, например, Александра Андреевна Толстая - тетушка Льва Николаевича, сыгравшая в его судьбе значительную роль, фрейлина, служившая при дворе при многих императорах - героиней отдельного фильма не стала. Ведь с телевизионной точки зрения над этим трудно работать. Отказались. Но в итоге у нас все равно получился богатый материал, мы потратили много сил, побывали в различных поездках - в Ницце, Стамбуле, Женеве, Бородино. Так что, надеемся, зритель не будет скучать.

Много человек работали над циклом "Толстые"?

Фекла Толстая: Несколько десятков человек. Большая съемочная группа. Несмотря на то что я сама могла собрать материал и примерно представляла себе основные вехи, о которых нужно будет рассказывать, мы совершенно осознанно обратились к сценаристам. Не к телевизионным профессионалам, а к талантливым современным писателям и литераторам. Они помогли нам сложить историю и поделились своим взглядом на то, как ее преподнести. У нас сложился прекрасный пул авторов. Павел Басинский - автор книги "Лев Толстой. Бегство из рая" - обозреватель вашей газеты - написал сценарий к серии про Марию Николаевну - сестру Толстого. Дмитрий Быков - про Федора Ивановича Толстого - американца. Юлия Идлис - про Софью Андреевну Толстую-Есенину и Александру Львовну Толстую. Андрей Рубанов - про Петра Андреевича Толстого. Анна Старобинец - про Александра Ивановича Остермана-Толстого. А последнюю серию, поскольку она про потомков, уже мы сами и сочинили.

В фильмах из цикла, помимо историков и литераторов, принимают участие актеры, например, Виктор Раков, Ирина Розанова.

Фекла Толстая: Историки рассказывают, что знают о том или ином периоде или человеке. Но у нас в фильмах есть воспоминания и письма, и мы попросили актеров их прочесть.

Какое у вас любимое произведение Толстого?

Фекла Толстая: Я сейчас начала работать в музее Толстого и стала перечитывать его книги. Некоторые - не читанные с университета. Некоторые не читала до этого никогда. Кроме того, с удовольствием читаю и мемуарную литературу. Как совершенно справедливо говорит ваш коллега Павел Басинский: одно из самых великих произведений Льва Николаевича Толстого - это его жизнь.

Почему вас дома в детстве называли Феклой, хотя записаны вы как Анна?

Фекла Толстая: В Москве буквально на днях открылась выставка к 90-летию моего отца - Никиты Толстого. Для себя я ее условно называю девятой серией нашего проекта, она рассказывает о судьбе моего отца, о возвращении из эмиграции, которую предприняли мой дед, его брат и их дети, которые родись вдали от родины. Я рассказываю вам это потому, что, попав в эмиграцию, для них очень важно было все время доказывать, что они - русские. Именно поэтому моего отца назвали Никитой. И когда сербский священник отказался его крестить, сказав, что не знает такого имени, то пошли к епископу. А епископ знал, что есть такое православное имя, и разрешил крестить. Именно поэтому мой отец, когда вернулся в Россию, и профессию выбрал самую что ни на есть русскую - был филологом и занимался старославянским языком, славистикой... Был академиком и отвечал за всю русскую филологию в Академии наук. Именно поэтому свою старшую дочь он назвал старинным русским именем Марфа, а младшую - Фекла. Другой вопрос, что, когда младшая дочь родилась, мама воспротивилась. И записали меня Анной, но всегда звали Феклой.

Дедушка построил в России дом, дачу, мы показываем его на выставке. Более вычурного и изощренного строения никто в своей жизни не видел - этот дом буквально кричит, что он русский. И когда мне пришлось перекрывать крышу этого терема, то это было не фунт изюма. Но для моих родных каждый раз это было важное утверждение! И дед, и отец, живя в эмиграции, специально не брали никакого другого гражданства, потому что никакой паспорт, кроме русского, иметь не хотели.

Сусанна Альперина
Российская газета, N6144 от 1 августа 2013 г.