01.08.2013 | 10:15

Произведения композиторов-авангардистов прозвучали в Москве

Его лицо можно увидеть на обложке культового битловского альбома «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера» среди изображений самых влиятельных людей века и, между прочим, в верхнем ряду. Это Карлхайнц Штокхаузен, основоположник немецкой электронной музыки. Композиции учился у самого Мессиана, в начале 50-х. Свои опусы называл «Бомбами замедленного действия» - при жизни композитора упрекали в шарлатанстве, теперь о нём пишут диссертации. В столичном центре современной культуры «Гараж» сочинения Штокхаузена исполняют в рамках проекта «Свободное время», но с вполне научным подходом. Рассказывают «Новости культуры».

Карлхайнц Штокхаузен – далеко не самый популярный композитор, но именно его имя на афише привлекло слушателей. Публика продолжала подходить и когда концерт уже начался. Увлеченность молодых исполнителей скандальным авангардистом не могла не найти отклика.

«Мне кажется, наши концерты рассчитаны на нас, – отмечает автор проекта, ударник Дмитрий Власик. – Мы занимаемся тем, что интересно нам. Пытаемся делать это максимально честно. Всех, кого такая постановка устраивает, можно причислить к тем, для кого наши концерты».

Вместе с Дмитрием Власиком и его коллегами слушатели исследовали вопросы времени и свободы, так как их понимали Штокхаузен и его американский коллега Мортон Фелдман. Музыка своеобразная. Порой рассказ о сочинении интереснее, чем само сочинение.

«”Циклус”. Знамениая вещь 59 года, – поясняет Дмитрий Власик. – Это время, которое заполнено музыкальными событиями. Потереть чем-то обо что-то, ударить в тарелочку. Это время течет, и время от времени возникают ситуации, когда исполнитель может позволить себе существование некоторой свободы. Появляется резервуар с событиями, которые должны быть реализованы за это время, но в любом порядке. Всего восемь видов конструктора».

К тому же начинать это сочинение можно с любой страницы. И более того, можно играть справа налево, можно наоборот. Но эти детали большей части слушателей неизвестны.

Состав трио – нестандартный. Фортепиано, флейта, ударные. Но для ХХ века – не удивительный, немало написано и для такого ансамбля. Одно из сочинений – Мортона Фелдмана. Опять-таки, многого в нем на слух не понять. Эксперименты с нотацией – то, что остается, так сказать, за кадром.

«Там разсинхронные три линии, – рассказывает флейтист Иван Бушуев. – У каждой свой размер. И они написаны вертикально, а звучат не так. Флейта может играть на 2-й странице, а рояль в середине первой. Потом наоборот. Это нотация, которая интересным образом звучит. Иначе, чем нарисована».

Музыка авангардистов ХХ века – больше чем музыка. Это и философское исследование. В данном случае свободы музыкального времени. Впрочем, то, что для исполнителей представляло и научный интерес, слушателям магическим образом доставляло удовольствие. В свое свободное время они погрузились в мир чистых звуков.

Новости культуры