22.07.2013 | 11:25

Кинофестиваль "Крупная рыба. Алексей Герман" завершился в Москве

Исполнилось 75 лет со дня рождения кинорежиссера Алексея Германа-старшего. Все, кто любит его фильмы, уважает его гражданскую позицию, ценит его человеческие качества, отметили день рождения мастера. В столичном кинотеатре «Мир искусства» прошел кинофестиваль «Крупная рыба. Алексей Юрьевич Герман». Здесь вспоминали о режиссере, создавшем уникальный киноязык и сумевшим как никто передать дух времени. Рассказывают «Новости культуры».

Трудно ожидать, что в выходной дождливый день в затерявшемся среди жилых домов маленьком кинотеатре, соберется много почитателей таланта Алексея Германа-старшего. Людей действительно немного, но этот зритель – особый, уверен кинорежиссер Сергей Соловьев.

«Я думаю, что фильмы Германа для всех тех, кто соображает, куда попал (имеется ввиду наши житие на белом свете) и с какой целью, – говорит Сергей Соловьев. – Я думаю, что большая жизнь кино Германа еще только начинается. То, что сделал Герман это феноменально по художественному методу».

По Сергею Соловьеву любая действительность – гениальна, но в советском кинематографе эту гениальность превращали в беллетристику, и только Герман все делал наоборот. Фестивальные показы – не только фильмы самого Алексея Германа, но и фильмы его учеников – посвящение мастеру. Студенты Высших курсов режиссеров и сценаристов имели возможность присутствовать на съемках последнего фильма Германа «Трудно быть богом» в Чехии.

«Удивляла полная неорганизованность, это был его метод, – рассказывает кинорежиссер Иван Болотников. – Люди, самые разумные, постепенно начинали сходить с ума, но это входило в замысел. Его идея была такая – включить камеру как будто все уже и не играют вовсе – то есть вот это все движение людей, режиссера – все уже забыли, что происходит на площадке. А камера работает и мы видим весь мир, который создан».

У Алексея Германа не было никакой достоверности – только правда, вспоминает Лия Ахиджакова. В фильме «Двадцать дней без войны» она играла «женщину с часами», во время съемок забыла о всех своих спектаклях в ТЮЗе.

«Это со всего Питера по объявлению собирали вещи у людей, именно этого времени и когда на меня надели полушубочек – все с фотографии, и тогда я поняла: никто так не работает», – вспоминает Лия Ахеджакова.

Свою картину «Мой друг Иван Лапшин» Алексей Герман снимал в самое застойное время – тогда казалось, что жизнь никуда не движется вообще – но с первых кадров германовского фильма зритель понимал, что это – другое кино.

«Великий разрушитель стереотипов он был с первой секунды, – рассказывает народный артист России Александр Филиппенко. – Обычно мы понимаем, когда возникает “Мосфильм” или что-нибудь – Тада! И вот эти прожектора. А тут вы пришли – и вдруг лучи – и Петр без фанфар! И тот, кто умный – он сразу настраивался».

В перерывах между показами зрители и организаторы не успевают делиться впечатлениями – ведь только на рассказах тех, кто работал с Германом можно сделать большое кино.

«Одна из встреч была с Рамисом Ибрагимовым, он рассказал совершенно фантастическую историю про тор как он приехал на пробы на “Ленфильм”, и Герман ему сказал, что что хотел бы увидеть его в кадре с одним зубом – после этого он поехал домой и вырвал все себе зубы и приехал на съемки без зуба», – рассказывает кинорежиссер, организатор фестиваля Сергей Тютин.

Это первый московский кинофестиваль, полностью посвященный Алексею Герману, и ученики надеются, что не последний – интерес к картинам мастера возрастает во всем мире – так на грядущем венецианском кинофестивале фильм 84 года «Мой друг Иван Лапшин» будет показан в конкурсе отреставрированных классических фильмов.

Новости культуры