07.09.2011 | 15:50

Картину Алексея Радакова в скором времени отреставрируют

«Болтун – находка для шпиона!» и «Неграмотный - тот же слепой». Эти агитационные плакаты в начале прошлого века расходились многотысячными тиражами. Алексей Радаков, придумавший эти яркие образы, на долгие годы вошел в историю как художник малого жанра. По-новому взглянуть на творчество мастера в скором времени смогут посетители Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля. Его сотрудники приступили к реставрации уникального полотна. Рассказывают «Новости культуры».

Картина, написанная водорастворимыми красками на ткани, более восьми десятилетий хранилась в запасниках Омского музея изобразительных искусств. Лубочные мотивы, к которым охотно обращались художники-авангардисты 1910-х годов прошлого столетия, интереса для советского искусства не представляли. Да и подпись «Радаков», сделанная, кстати, дважды, внимания не привлекала. Знали другого Радакова - основателя популярного журнала «Сатирикон», сценографа театров «Бродячая собака» и «Летучая мышь», автора многочисленных шаржей и плакатов. Спустя годы сотрудники Омского музея изобразительных искусств открыли новую грань творчества художника. Работая в архивах, они обнаружили, что Алексей Радаков организовал и сам же оформил петроградский артистический кабачок «Петрушка».

«В одной из московских газет, в мае 1918 года, я прочитала о том, что этот подвал состоял из трех комнат. Первая была «Обжорная», вторая – комната Петрушки, а третья – Комната Венер – роскошных обнаженных красавиц. Возможно, наше панно украшало комнату Петрушки», - предполагает хранитель фонда русской живописи Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Занфира Девятьярова.

Знаменитые арт-подвалы большевики в 1918 году отнесли к разряду «учреждений паразитов». В спешном порядке их закрывали. С картинами, украшавшими интерьеры, не церемонились. Омское полотно, похоже, просто сорвали со стены. Однако в ходе реставрации специалисты столкнулись с более серьезной проблемой.

«Видите, она вся настолько тонкая, что краска с лицевой стороны вся здесь на обороте отпечаталась. Обычно пишут картины на холсте маслом, а здесь водорастворимые краски, и выполнены они на ткани. Несочетание материалов. Поэтому реставрационный подход должен быть особый», - говорит реставратор Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Виктория Ефименко.

Ни капли жидкости, она сразу размоет краску, поэтому загрязнения удаляют только сухим способом, как с пастели или графики. А для того, чтобы соединить разрывы, появившиеся на ткани, используют ультратонкий французский шелк. Впереди у реставраторов сложнейшая операция – обветшавшее полотно будут дублировать на специальную пленку. Представить уникальную картину публике музейщики планируют уже в следующем году.