22.07.2013 | 19:31

Революционная премьера в Михайловском театре

Батальные сцены с фехтованием и пять перемен декораций – достаточно, чтобы разжечь воображение зрителя. Воссозданный балет "Пламя Парижа" – последняя премьера сезона в Михайловском театре. Восстанавливать один из хитов советской сцены постановщикам оказалось едва ли не труднее, чем парижским санкюлотам брать Бастилию. В оригинальной хореографии Василия Вайнонена легендарный балет в последний раз был показан почти полвека назад, в 1964 году. С тех пор многие сцены считаются утраченными бесследно. Рассказывают "Новости культуры".

В 1932 году афиши на здании Мариинки – тогда Кировского театра  сообщали: на сцене премьера, "Пламя Парижа" в постановке Василия Вайнонена. Балет приурочили к 15-летию Октябрьской революции. Потом его много ставили. В последний раз несколько лет назад в Большом, и вот сегодня свою версию представляет Михайловский театр.

Это событие коснулось без преувеличения всей труппы. В спектакле огромное по современным меркам количество танцовщиков  140 человек. Костюмерам не позавидуешь. Кажется, работа не закончится никогда. В "революционном гардеробе"  250 платьев и камзолов. 

Уже во второй раз партию Филиппа станцует солист Иван Васильев. Он исполнял эту роль в 2008 году в Большом театре у Алексея Ратманского. Артист признается: он сыграет тот же характер, но в совсем другом спектакле. 

"Восприятие революции абсолютно разное. Здесь заканчивается балет абсолютной победой революции, сознанием того, что мы победили. Там же балет заканчивается мыслью о том, а стоило ли вообще затевать эту революцию?" – говорит он.

Максимально приблизиться к оригиналу – такую задачу поставил перед собой балетмейстер Михаил Мессерер. Он долго изучал фотоснимки и видеоархивы. Многое почерпнул из рассказов своих мамы и дяди, которые танцевали в "Пламени Парижа" в поздних редакциях. 

"Я застал самого Вайнонена в Большом театре. В 1960-е я учился в балетной школе и слушал замечания, которые он делал артистам в Большом театре, конечно, огромная для меня помощь во время восстановления этого спектакля", – вспоминает балетмейстер-постановщик.

В работе над декорациями тоже пришлось включить "машину времени". Воссоздавать Францию такой, какой ее в свое время увидел художник Владмир Дмитриев. 

"Художник Дмитриев, когда делал декорации, которые мы воспроизводим, пытаемся вопспроизвести первую постановку, придумывал во многом свой Париж. И во многом это даже интереснее, потому что версальскуую картину, которую он сделал, ее нет в Версальском дворце", – отмечает художник-постановщик Вячеслав Окунев.

И такой труд стоил свеч. "Пламя Парижа", говорит Мессерер, – одно из интереснейших явлений в отечественном балете в первой половине ХХ века.  

"Тяжело двигаться вперед, забыв свое прошлое, и мы решили восполнить этот пробел. Я прожил 30 лет за границей, и особенно видно оттуда было эта брешь репертураре российских театров. У нас замечательно все с экспортом, а свои творения российских хореографов мы забыли, к сожалению", – подчеркивает Михаил Мессерер.

Но, несмотря на кропотливую работу, поставить балет точно таким, каким он был в 1930-х годах, не получилось.Так что в историческом спектакле нашлось место и современной хореографии. Насколько органично она вписалась в исторический балет? Зритель оценит это уже сегодня.

Новости культуры