21.07.2013 | 16:10

Сериал о Маяковском приятно удивил (Вечерняя Москва)

По каналу «Культура» идет сериал «Маяковский. Два дня». Он был снят еще в 2011 году, но выпустили его только к юбилею поэта (напомним, 19 июля исполнилось 120 лет со дня рождения Владимира Владимировича). Два дня – это 13 и 14 апреля 1930 года, последние перед «точкой пули», которую Маяковский поставил в своей жизни.

В главной роли – Андрей Чернышов, известный по сериалам «Марш Турецкого», «Общая терапия», «Земский доктор». Измученный, изверившийся поэт бродит по своей «комнатенке-лодочке» в Лубянском проезде и то примеривает пистолет к виску, то откладывает его. И вспоминает свою жизнь с 1911 года, когда с ним, студентом Строгановского училища, познакомился Давид Бурлюк…

К «байопикам» (биографическим фильмам) о писателях есть стандартная претензия: «Нам показаны одни любовные приключения, а поэта NN мы не видим!». Если героя заставляют изъясняться в кадре цитатами из собственных стихов, это выглядит нелепостью (как в разруганном всеми сериале «Пушкин»). Но с Маяковским в этом смысле проще: он свои стихи «вышагивал», сочинял в движении, они рождались из самого разного житейского «сора». И когда в фильме Маяковский выменивает за пальто две морковки «и пол-полена березовых дров», чтобы спасти опухшую от голода Лилю, веришь, что именно так возникли строчки из поэмы «Хорошо»: «Не домой,/ не на суп,/ а к любимой/ в гости,/ две/ морковинки/ несу/ за зеленый хвостик».

Сделан сериал тщательно: откровенных ляпсусов в глаза не бросается. Разве что в сцене из 1911 года мелькнула афиша концерта «Симфония № 2 ми миноръ». Ну мало приделать твердый знак на конце, чтобы имитировать дореволюционную орфографию! Должно быть «симфонiя». Проверили бы хоть по Брокгаузу и Ефрону, как это слово пишется. Спасибо хоть, что получилось не как в сериале «Завещание Ленина» (в целом очень хорошем), где в 1916 году появляется пирог с надписью «С днем ангела» – там и про твердый знак забыли…

Вопросы вызывает другое – разночтения с реальностью, вызванные не небрежностью, а принципиальными решениями. Вот Лиля Брик в молодости, судя по мемуарам и фотографиям, была худощавой, крашеной в огненный цвет (в поэме «Флейта-позвоночник»: «тебя пою,/ накрашенную,/ рыжую»), с «наглыми» глазами. Исполнительница роли Дарья Досталь (по совместительству одна из продюсеров сериала) – женщина очень красивая, но ее вальяжная стать и спокойная пластика мало вяжутся с образом Лили Брик, который мы знаем. Трудно поверить, чем она так покорила и подчинила Маяковского. А вот Дмитрий Нагиев в роли Давида Бурлюка оказался хорош.
За исполнителя главной роли я бы заступилась. Поэту на одном выступлении крикнули из зала: «Ваши стихи не волнуют, не греют, не заражают». Владимир Владимирович отбрил: «Мои стихи не море, не печка и не чума». Так вот, а сам он – не ГЭС. Это для тех, кто с ходу выдал стандартный отзыв: «Андрей Чернышов совсем не передает энергетику Маяковского!» (еще одна штампованная претензия к биографическим фильмам).

Думается, эти критики видели Маяковского лишь на секундных вырезках из кинохроники, которые вставляют в новости, и в лучшем случае – в фильме «Барышня и хулиган» (1918). Но как можно судить о человеке по кинороли, тем более в немом фильме (где особая мимика, преувеличенная выразительность движений)? Почему мы боимся себе представить, что в жизни он не был таким «заводным»?

Пока можно с осторожностью сказать: сериал скорее удался, чем нет. Показали только 4 из 8 серий. Впереди – самый сложный период: работа Маяковского при «устоявшейся» советской власти, разочарование в «отечестве, которое есть» и в том, «которое будет». Поживем – досмотрим.

http://vmdaily.ru/news/2013/07/21/serial-o-mayakovskom-priyatno-udivil-205973.html