08.09.2011 | 10:24

Комическая опера о Петре Первом в Камерном музыкальном театре

Жизнь настоящего меломана должна состоять из открытий. Камерный музыкальный театр имени Покровского продолжает линию своего основателя - добывать забытые редкости. Первая премьера нового, юбилейного 40 сезона – комическая опера Альберта Лортцинга. Она же – первая в череде торжеств, посвященных столетию со дня рождения Бориса Покровского, первое событие грядущего «перекрестного» российско-германского года, первый постановочный опыт режиссера. Рассказывают «Новости культуры».

Одну из самых популярных и любимых в Германии опер – «Царь и плотник» в России не ставили более полувека. В последний раз премьера ее состоялась в 1957-м, в Михайловском театре. На сцене театра Покровского решили восстановить историческую справедливость, тем более что история эта о первом российском императоре.

В ее основе – знаменитый анекдот, о том как Петр Первый изучал кораблестроение в небольшом голландском городке инкогнито, выдавая себя за простого плотника. Приукрашенная домыслами история неоднократно пересказывалась в мировой литературе. Сын странствующих актеров, музыкант-самоучка, масон и революционер Алберт Лортцинг позаимствовал сюжет для своей оперы из водевиля французского драматурга. Написал музыку, сам исполнил одну из главных партий на премьере в Городском театре Лейпцига в 1837 году. С тех пор опера не сходит с афиш немецких музыкальных театров.

«Я знаю, что в вашей стране немногочисленные постановки «Царя и плотника» после 1917 года сталкивались с большой проблемой – как представить фигуру царя во всей ее полноте, – говорит режиссер-постановщик Ханс-Йоахим Фрай. – Наша постановка впервые в России показывает оперу в ее первоначальном виде, не урезанном, почти так, как это было у Лортцинга».

Сам Ханс-Йоахим Фрай в свое время исполнял партию Петра в Гамбургской опере. У немца свое, очень четкое, представление о том, как должна выглядеть постановка на сцене российской. Возможно, потому работать с режиссером артистам было сложно.

«Он довольно жестко нас поставил в жесткие рамки, – говорит исполнительница партии Мари Ирина Алексеенко. – Вот, его видение юмора, его видение неюмора, его видение картинок на сцене и мы в этом находимся, существуем, как можем».

По сюжету: Мари – племянница местного бургомистра, в нее влюблен бывший русский солдат, приятель Петра Первого. Его-то глупый, чванливый бургомистр и принимает за русского царя. Отсюда – по закону жанра – великое множество забавных недоразумений. Комичный образ Бургомистра на родине Лортцинга признан одним из самых удачных в оперной литературе.

«Условно отрицательные персонажи, они двигают драматургию оперы и главный герой – Петр, но Бургомистр – это есть его свита, грубо говоря, драматургическая свита, это тот, который делает короля», – рассказывает исполнитель партии Бургомистра Анатолий Захаров.

Музыка написана в лучших традициях немецкого зингшпиля – это разновидность комической оперы XVIII века с разговорными диалогами между музыкальными номерами. Диалоги произносятся на русском, а вот опера исполняется на языке оригинала. Артистам пришлось учить немецкий. Но самая сложная задача стояла перед художником-постановщиком: в стиле немецкого минимализма отразить дух эпохи. Помогла случайная находка.

«Гравюра, хотя и гравюрой ее сложно назвать, – чертежик с пометками своеобразными, парусами, заметочками, фрагментами. Перевел его в трехмерное пространство, разрезал его на куски, и в результате - некое ироничное пространство но, с элементами романтизма», – рассказывает художник-постановщик Виктор Вольский.

Театральная биография этой традиционной немецкой оперы богата на мировые премьеры: спектакль шел на сценах Праги, Вены, Амстердама, Будапешта, Нью-Йорка, Брюсселя и Лондона. Теперь – вернулся в Москву. С тем, чтобы доказать: хороший немецкий юмор не знает географических границ и языковых барьеров.
 

Читайте также: 

Первая премьера сезона в Камерном театре расскажет о Петре Первом