21.09.2011 | 17:34

Раскол, развал, раздрай

Прошедшие в ящике две недели напомнили о ТВ конца 80-х, были донельзя насыщенны, взрывоопасны и безрассудны.

Преодоление

Начнём с «Раскола». Сериал (с опасно современным названием – это совпадение, но уж больно значимое) и разыгранная в нём церковная трагедия из истории России второй половины XVII века достойны отдельного большого разговора, но вот первые впечатления. Затея замечательная, но… Обидное ощущение недостачи, снижения, упрощения. Как будто действие происходит не в Московском царстве, крупнейшем (через полстолетия ставшем могущественнейшим) государстве Европы, а где-то в бестолковом захолустье. Не хватило масштаба ни режиссёрского видения, ни воплощения исторических фигур. Начиная с сериального царя Алексея Михайловича. Можно представить, что этот в прямом и переносном смысле мелкий человек был отцом Петра Великого? К сожалению, человеческой крупности не хватило почти всем персонажам. А также сочности и глубины. Как будто великая, кровоточащая, историческая хроника пересказана человеком, которому нельзя нервничать. Противопоказаны яркие краски, мощь, полёт, прозрения, страсти, гениально выявленные, например, Сергеем Эйзенштейном в «Иване Грозном» и Владимиром Петровым в «Петре Первом». Современные аллюзии сериала слишком на поверхности, а типичные выводы, как их выразил один из наших читателей, совсем какие-то плоские: «Властный, горделивый патриарх неизвестно зачем затеял церковную реформу, в результате которой всем стало хуже, и ему, и расколовшемуся народу, и всем главным персонажам. В финале маршируют потешные солдатики маленького Петра, который вскоре наплюёт и на православную веру, и на патриаршество, а прорубать окно в Европу в конце концов станет не с Чёрного моря, а с Балтийского. А почто народ-то на костёр шёл? За что боролись, в чём суть раскола, он был неминуем?»

Куда интереснее, как мне показалось, были обсуждения сериала на том же канале «Культура» с ведущим Дмитрием Киселёвым. Участвовали в первом: автор сценария Михаил Кураев, архимандрит Тихон (Шевкунов), отец Леонтий (Пименов), профессор Алексей Светозарский; во втором: режиссёр Николай Досталь, доктор исторических наук Рудольф Пихоя, руководитель Патриаршего центра древнерусской богослужебной традиции Иван Миролюбов. В исключительно корректной, глубокой дискуссии было разобъяснено всё, что в сериале казалось невнятным, недоигранным, недопонятым. Определились причины раскола и связующие смыслы, ведшие к единению народа в давние времена и ведущие ТЕПЕРЬ. Здесь главным было страстное желание преодоления раскола, а не его углубление.

Продолжение >>>


Александр Кондрашов
Литературная газета, 21.09.11