05.07.2013 | 13:32

Израильская труппа «Киббуц» показала работу на пределе человеческих возможностей

Современный танец, как и любое не каноническое явление культуры, поражает разнообразием. Бесконечное количество техник, форм, стилей, языков. Один из наиболее ярких образцов контемпорэри дэнс и пример того, какие возможности он открывает в танцовщиках – это израильская труппа «Киббуц», которая показала в Москве спектакль «If At All». Она продемонстрировала совершенно иной способ самовыражения. Танец без сюжета, в основе которого эмоциональный накал и работа на пределе человеческих возможностей. Все это усилено светом и техническими эффектами. Рассказывают «Новости культуры». 

Сын алжирских эмигрантов Эрве Куби должен был стать доктором фармакологии, но микстурам и таблеткам предпочел свободное движение и точную геометрию танца. Стартовал в Экс-Провансе, в театре авангардного Анжелена Прельжокажа. Четыре года назад, вспомнив о своих африканских корнях, в Алжире набрал уличных танцовщиков хип-хопа. Начал новый отсчет – поставил балет по роману «Чем день обязан ночи» - его написал Ясмина Хадра.

«Поставив этот балет, я словно вернулся из Франции в Алжир. Всегда надо знать, откуда ты вышел, чтобы понимать, кто ты. У всех есть предки и, соответственно, тайные истории. Родители рассказывали не только о моей семье, о стране, которая для меня была полна тайн и необыкновенной красоты», - отмечает хореограф Эрве Куби.

Эрве, получивший балетное образование в классической школе, считает, между уличными парнями и балетными танцовщиками есть общее. Например, пируэты делают те и другие – разница только в том, что его команда крутит их на голове.

В Алжире нет классического балета, но уличный танец с батлами – соревнованиями виртуозов на прочность, точит тело не хуже балетного станка. Куби буквально нашпиговал спектакль элементами акробатики и силовыми трюками.

«Танцевать в команде Эрве увлекательно, но не просто. Он одержим танцем. Это наша жизнь. Репетиции, спектакли, гастроли – все время куда-то мчишься. Но мы привыкли к кочевой жизни. А эта история про нашу родину, поэтому она дорога каждому», - говорит танцовщик Мустафа Заем.

История получилась почти автобиографическая. Главный герой романа, как и сам Эрве, меняет профессию – фармакологию на танец. Но сюжет здесь не главное. Путешествие из Франции в Алжир, как будто соединило Восток и Запад. Страну предков и обретенную родину. Здесь даже музыка из двух разных миров.

«Первое время было непривычно танцевать под музыку Баха. Крутиться на руках, на голове под баховские мессы не каждый может.. Но мы привыкли. Бах теперь для нас - родственная душа, так же, как и алжирские ритмы….», - признается танцовщик Сану Исса.

Никогда еще на сцене Большого не было таких экзотических гостей. Может быть, этот танец - ключ к одному из секретов вселенной - «чем день обязан ночи». Но Эрве Куби предпочитает не раскрывать всех тайн.

Kibbutz Contemporary Dance Company живёт и работает на севере Израиля - в кибуце Гаотон. За 40 с лишним лет сложилась международная танцевальная деревня, аналогов которой в мире нет. На один вечер – труппа в Москве. С новым спектаклем – который, как и все их постановки, - длится лишь чуть больше часа.

Дольше не выдерживают, прежде всего, артисты. Это техника на грани человеческих возможностей. В полумраке при идеально поставленном свете – ему в этих перформансах уделяют особое внимание - лучи направлены только на тело. Важна лишь его мощь, изгибы и выпады. Всё это результаты – ежедневных тренировок по 8 часов.

«Когда приходишь в труппу, ты даже не понимаешь, сколько возможностей у твоего тела. Вообще процесс очень долгий. Ты тянешься, сжимаешься, репетируешь и повторяешь эти па. Проходит время, и открывается потрясающая пластика, физика», - объясняет танцовщик Йал Дадон.

Раскрыться до предела помогает им Рами Беер. Учтивый и улыбчивый - не скажешь, что это в его труппу - жесточайший отбор. Но дисциплина для Рами Беера - фактор, скорее сам собой разумеющийся. И для танцоров он - как восточный мастер, наставник.

«Я очень надеюсь, что я для них совсем не как военачальник. Они – мои партнеры. Для меня важен диалог с ними. Постоянный обмен энергией. Когда мы работаем, я очень мало говорю. Мы вместе создаем наши перформансы. Мы общаемся в танце, прислушиваемся к музыке. Это разговор телами. Как и в моих танцах», - уверяет хореограф и художественный руководитель Kibbutz Contemporary Dance Company Рами Беер.

Конкретных сюжетов и фабул у Беера не бывает. Это абстрактный язык движения. То ли пляски смерти, то ли шаманские камлания, то ли танец первой страсти. Рами Беер рассчитывает исключительно на внутренний мир и фантазию зрителя.

«Для зрителя – это путешествие. Он пришел, сел в театр, зажегся свет, и дальше я его как бы «сопровождаю». Но на самом деле я его оставляю наедине с его мыслями, с его памятью, ассоциациями и чувствами», - говорит Рами Беер.

В 1970-м эту труппу основывала Юдит Арнон. Она считала, что физический труд укрепляет тело и возвышает душу. Этот принцип явно остался. Просто первые танцовщики в кибуце много занимались сельским хозяйством. Эти изучают боевые искусства, йогу и эзотерику.

Новости культуры