04.07.2013 | 10:31

В Пушкинском музее - выставка работ Лазаря Гадаева

Молитва в бронзе. В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина открылась выставка работ выдающегося скульптора Лазаря Гадаева, приуроченная к 75-летию со дня рождения художника. В его произведениях нашли отражение культура народной пластики Осетии, средневековая христианская традиция и практика современной европейской скульптуры. На выставке под названием «Искурдиада» побывали «Новости культуры». 

«Искурдиада» – слово, которое в Пушкинском музее долго не решались вынести в заголовок выставки. Непонятное, текучее, с дигорского диалекта осетинского оно переводится как «мольба». Для Лазаря Гадаева «искурдиада» была почти синонимом творчества.

«Он абсолютно был сыном своего отечества и язык никогда не забывал, и писал стихотворения, стихотворения в прозе и рассказы, выходили две книги, и обе он назвал этим словом. Конечно, оно для него было значимо. Это не совсем мольба, это и зов, и может дар быть переведено», - объясняет сын Лазаря Гадаева Константин Гадаев.

На выставке 38 произведений мастера: трагичных, философских, объединенных библейской темой. В таком масштабе и, тем более, в Пушкинском музее, они экспонируются впервые. На тумбах - скульптуры последних десятилетий, на высоких подставках - рельефы серии «Крестный путь».

Евангельскую серию Гадаеву заказал американский институт имени Святого Франциска. Предполагалось, что там от молельного дома до статуи святого появится дорога с большими каменными валунами, в которые и будут встроены вот эти бронзовые рельефы.

Символические этапы пути Христа – от Гефсимании до Голгофы. По евангельской традиции, их должно быть 14. Лазарь Гадаев успел изваять 13, последний сюжет «Смерть на кресте» остался лишь в эскизах. Критики отмечают, от рельефа к рельефу художник изменял изобразительный код. От легких античных мотивов переходил к графичным жестким линиям. Искал особый пластический язык.

«По своей структуре этот язык очень близок к такому чувственному языку живописи, и вот эта поверхность его сложная, на которой свет начинает мерцать, и меняется от освещения эта поверхность», - говорит старший научный сотрудник Отдела личных коллекций ГМИИ им. А. С. Пушкина Анна Чудецкая.

Проект Института Святого Франциска так и не был закончен. Евангельские рельефы вместе с другими работами хранятся в мастерской скульптора, ставшей его неофициальным музеем. Но поместить их в классическое выставочное пространство оказалось непросто. Одна композиция «Тайная вечеря» весит порядка 400 килограммов. Для рельефов, которые нельзя вешать на стену, сын мастера придумал перекрестные конструкции, повторяющие подставки в мастерской.

Рельеф находится на той же высоте и с тем же наклоном, как и в мастерской во время работы художника. Это очень важно для сопричастности сюжета и работы художника, так как мы как бы попадаем внутрь вещи.

И все же замкнутого пространства Отдела личных коллекций для работ Лазаря Гадаева оказалось мало. Во дворе музея выставлены его традиционные самобытные скульптуры в жанре народной пластики. Именно о них художник Юрий Норштейн говорил: «Их надо смотреть пальцами, будто слепой».

Новости культуры