13.09.2011 | 19:31

Третьяковка представляет выставку работ Бориса Григорьева

Мастер силуэтов и линий, русский Тулуз-Лотрек. С творчеством художника Бориса Григорьева знакомит выставка в Третьяковской галерее. Всего представлено около 150 картин мастера из фондов ведущих музеев России и зарубежных коллекций. Экспозиция уже была показана в Петербурге и вызвала большой интерес у любителей искусства. Последние 20 лет своей жизни Борис Григорьев жил в Европе, но всегда называл себя русским – вернее, «рассейским». На чужбине, где слава его не покинула, создал галерею портретов русской интеллигенции начала ХХ века. Рассказывают «Новости культуры»

«Его душу украли еще в колыбели», – писали о Борисе Григорьеве его современники. На выставке в 1918 году картины из его самого знаменитого цикла «Расея», посвященного русской деревне, вызвали шок и недоумение. На полотнах не портреты людей – мертвые души, которые уже ни во что не верят и ничего не ждут.

«Слишком трудно было примириться с тем, что он именно вот так показывает русских людей, русских женщин. Он разрушает мифы о народе, о его благостности, о вере, о святой Руси», – говорит куратор выставки Ирина Вакар.

Как писали в то время искусствоведы и критики, «родился новый Достоевский». Впрочем, мало кто соглашался разделять его радикальные взгляды. Да и сам Григорьев всегда считал себя чужим среди своих, хотя всеми силами и тянулся к богеме. В его портретной галерее – аристократы духа того времени: Мейерхольд, Шаляпин, Рахманинов, Рерих. Впрочем, с таким же упоением и любовью он выписывал портреты марсельских проституток, парижских консьержек и немецких мясников – после того как в 1919 году эмигрировал в Европу, где его судьба сложилась весьма удачно. На Западе Григорьев поубавил свой пыл обличителя, а под конец жизни и вовсе переключился на идиллические пейзажи.

«Он просто пережил вот эту литературную, драматическую сторону своего искусства, и ему очень стало хотеться просто писать и писать, наслаждаться живописью как таковой», – продолжает Ирина Вакар.

Коммерчески успешный художник, чьи произведения пользуются неизменным спросом на зарубежных аукционах, у себя на родине Борис Григорьев до недавнего времени был почти неизвестен. Художников-эмигрантов в СССР не любили выставлять и рекламировать.

«Как и для многих эмигрантов, это была больная ситуация. И многие его работы посвящены России. Не случайно цикл "Расея" сохранился в памяти всех, но это тоже одна из причин, почему его не показывали. Слишком уж нелицеприятно показано отношение русского крестянства к тому, что происходило в 1917 – 1918 годах. Конечно, официальные власти в совесткое время показывать эти работы просто не могли», – поясняет генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева.

Символично, что выставка Бориса Григорьева открылась в Третьяковке почти сразу после выставки «Святая Русь». Два таких разных взгляда на одну культуру, один народ, а истина, как всегда, где-то посередине.