17.06.2013 | 11:30

«Процесс» по Кафке – один из самых интересных спектаклей Чеховского фестиваля

В десятку самых интересных работ, привезенных на Чеховский фестиваль, – тех, что нельзя пропустить, - критики безоговорочно включили спектакль «Процесс» по Кафке. В 2010-м эта постановка Мюнхенского Каммершпиле, уже прогремевшая на родине, стала одним из главных открытий Авиньонского фестиваля. 14 июня спектакль, получивший европейское признание, увидели в Москве. Среди зрителей были и «Новости культуры». 

Пока «Процесс» на сцене еще не начался, за кулисами – все в процессе. Переодевания, грим, освоение нового пространства сцены – для сложной сценографии спектакля подошла только площадка Театра Терезы Дуровой. На близком расстоянии загримированные уже актеры напоминают героев саг про вампиров. При еще более близком контакте, оказывается: некоторые из них говорят по-русски.

«Забыла – по-немецки – все. Направо – налево, прямо – в Москву, в Москву!» - говорит актриса Сильвана Краппатш (Германия). Сильвана Краппатш – одна из 8 Йозефов К., которых Андреас Кригенбург выводит на сцену. Ей, как и остальным актерам – мужчинам и женщинам, предстоит искать свой путь к образу главного героя, свои краски в понимании Йозефа К. – обыкновенного банковского служащего, неожиданно обвиненного – несправедливо и жестоко.

Создавая черно-белый – очень графичный – спектакль, знаменитый немецкий режиссер старался минимумом средств вызвать максимум эмоций от столкновения личности и системы, передать страх маленького человека перед огромным безличным обществом. Трагедию довести до гротеска.

Для одного из самых любимых своих спектаклей Андреас Кригенбург придумал декорации, которые с первого взгляда поражают своей неустойчивостью. Это для того, конечно, чтобы показать хрупкость человеческого существования в окружающем мире. Многие актеры признавались: сначала им было трудно привыкнуть к такой сценографии. Но со временем все освоились.

В центре сцены – нечто, напоминающее огромный глаз, который следит за всеми и за каждым в отдельности. В нем - постоянно меняющем плоскости, актеры с выбеленными лицами, с небольшими усиками, в одинаковых черных костюмах банковских служащих играют коллективного Йозефа К.

Несмотря на то, что постановку Кригенбурга, как и роман Кафки, сложно отнести к массовой культуре, спектакль неизменно идет с аншлагом. Причем не только в Германии, но и во время многочисленных гастролей. Язык постановки – очень образен, и потому – универсален. А вот на вечный вопрос взаимоотношений личности и общества в каждой стране зрители реагируют очень по-разному, подмечает Андреас Кригенбург. В этот вечер он взволнован тем, как встретит его «Процесс» московская публика, как отзовется в ней смешение поэзии и юмора Кафки, который, кстати, завещал свой роман уничтожить.

Новости культуры