14.06.2013 | 10:33

Шумовой оркестр начала прошлого века воссоздали участники необычного проекта Петра Айду

Шумовой оркестр – понятие, хорошо знакомое всем, кто когда-то посещал детский сад. Здесь почти каждому предлагают испытать свои исполнительские способности на «подручном» материале. А в начале 20-х годов прошлого века эти своеобразные коллективы пользовались успехом и у взрослой аудитории. Сегодня «музыку революции» возрождают энтузиасты-исследователи – а услышать её можно в столичном Центре авангарда. Рассказывают «Новости культуры».

На флейте водосточных труб они могли бы сыграть с легкостью. Но для своих экспериментов, участники «Музыкальной лаборатории» предпочитают бутылофоны и швабры со струнами. На этих экстравагантных инструментах играют Бетховена, Чайковского и Глинку.

Специалист по старинной и современной музыке, пианист Петр Айду и его команда на этот раз попытались воссоздать шумовой оркестр 20-х. Время, когда пролетариат принято было приобщать к искусству. Желательно без отрыва от рабочего места. Новому классу и музыка нужна была новая. Звуки стали извлекать из орудий труда. Они приобрели художественную ценность.

«Шумовой оркестр – это настоящая музыка революции, революция все перевернула вверх дном, появилось карнавальное начало, которое всегда появлялось на смене, сломе эпох», – рассказывает соавтор проекта, научный консультант Константин Дудаков-Кашуро.

Участники проекта реконструировали все эти необычные аппараты по старым чертежам. Например, «стулофон» на основе венского стула – это и незаменимый инструмент оркестра, и символ борьбы с мещанским бытом. Барабаны из кастрюль, ксилофон из деревяшек, паровозный гудок и канцелярские счеты – музыку в 20-х, как и сегодня, извлекали из всех подручных средств. В поисках аутентичных материалов для своих диковинок экспериментаторам пришлось потрудиться.

«Это все вещи, сделанные своими руками и из тех материалов, которые мы находили на блошиных рынках, в антикварных магазинах, все это перемешано», – поясняет Петр Айду.

До того, как шумовые оркестры появились в каждом дворе, их использовали в театрах для имитации звуков окружающего мира: гула поездов, завывания ветра, пения птиц. К 30-м музыка, родившаяся из идей футуристов, утихла вместе с революционным движением, так и не став искусством будущего. Музыкантам из творческой лаборатории она до сих пор дает пищу для воображения и новые идеи.

Новости культуры