11.06.2013 | 11:10

45 лет назад Александр Солженицын закончил "Архипелаг ГУЛАГ"

45 лет назад Александр Солженицын записал: «Архипелаг» закончен, отснята плёнка, свёрнута в капсулу...». Этот момент навсегда изменил не только жизнь писателя и его семьи, но и всей страны. «Архипелаг ГУЛАГ» и сегодня трудно сравнить с какой-либо другой книгой по оказанному эффекту и воздействию на умы. А у писателя появился титул «доверенного летописца народного горя». В России это произведение переиздавалось более десяти раз, а в 2009-м было включено в школьную программу. По версии французской газеты «Ле монд», «Архипелаг» занимает 15-е место в сотне лучших книг ХХ века. Как шла подготовка к самому первому издания, кто и как помогал Александру Солженицыну в его работе – рассказывают «Новости культуры».

До выхода самого первого парижского издания 73-го года тайну «Архипелага» знали не больше ста человек. Александр Солженицын называл их «невидимки». Одна из них жила в нескольких сотнях метров от Кремля – внучка писателя Корнея Чуковского еще в 68-м перепечатала всю рукопись «Архипелага».

«Тут у меня сохранился мешок, в которой зашивалась эта рукопись, и дальше она хранилась у какого-то надежного человека, который не мог ее прочитать», – рассказывает Елена Чуковская.

Елена Чуковская – одна из двух машинисток, которые почти два месяца жили на даче Солженицына в деревне Рождество в Подмосковье и по 12 часов в сутки перепечатывали «Архипелаг». Рассказывает – на машинке западала буква «К», и это усложняло конспирацию – по дефекту могли вычислить, где напечатан текст.

«Вот тут у меня еще хранится тогдашняя техника – так называемые “хвостатики”, это были длинные карандаши, в которые была резинка вставлена, и можно было стирать первый экземпляр», – показывает Елена Чуковская.

В целях конспирации части рукописи хранились в разных местах. Некоторые главы были даже закопаны. Надежда Левицкая работала связной – она отвозила набранные тексты на переплет и переводила иностранные книги, которые были нужны Солженицыну для работы над «Архипелагом».

«Все люди, которые ему помогали, должны были соблюдать эти правила, – вспоминает Надежда Левицкая. – И только один был провал, человеку дали вещь на хранение, а он дал приятелю, и приятеля застукали. ГБ застукало «Архипелаг», когда он был написан! Три тома».

Все, кто помогал Солженицыну редактировать, печатать, хранить и переправлять рукопись на Запад, точно знали, зачем они это делают. Через ГУЛАГ прошла и сама Надежда Левицкая, и все ее близкие – отец, мать и брат. Помогать Солженицыну она решила после прочтения «Одного дня Ивана Денисовича».

«Помощь Солженицыну воспринималась мною всегда и теперь, как помощь человеку, впервые раскрывшему такое большое горе не только для моей семьи, а для всей страны», – говорит Надежда Левицкая.

Валерий Курдюмов при помощи самодельной фототехники переснимал рукописи для отправки на Запад. Его отец тоже был заключенным – на строительстве Беломорканала. Курдюмов показывал отцу рукопись Солженицына о ГУЛАГе, но тот наотрез отказался ее читать.

Фотосъемка проходила именно в этой квартире Солженицына, где писатель жил до изгнания на Запад. Сейчас здесь – фонд его имени.

«После того, как нас изгнали, полтора года она была просто запечатана, в ней никто не жил, стояли сургучные печати, – рассказывает президент Русского общественного фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына. – А потом в нее поселили дворников. А когда мы вернулись, Моссовет предложил нам вернуть эту квартиру».

В 94-ом, когда нобелевский лауреат вернулся на родину, в первую очередь он решил помочь в восстановлении разрушенной церкви, которая располагается недалеко от бывшей дачи писателя, и описана в романе «В круге первом».

«Храм был использован в советское время под склад минеральных удобрений, – рассказывает помощник настоятеля храма Рождества Христова в д. Башкино Иван Обухов. – Были колоссальные разрушения, но вандалы не смогли уничтожить кресты, которые находились на храме. Фонд Александра Исаевича Солженицына оказала большое содействие, хотя они не занимаются восстановлением храмов, но это было сделано в качестве исключения».

А вот сама дача Солженицына, по словам соседей, несколько лет назад сгорела. Остался лишь участок, заросший крапивой.

«Александр Исаевич обычно работал во дворе, рядом с домом находился у него стол, он его сделал собственными руками, где он сидел и писал свои произведения», – поясняет житель д. Рождество Наро-Фоминского района Владимир Быченко.

Жизнь в Рождестве потихоньку возрождается. После начала восстановительных работ в храме жители стали постепенно возвращать в храм иконы, спасенные во времена ГУЛАГа.

Новости культуры