29.05.2013 | 12:43

Диптих о странностях любви на сцене "Школы современной пьесы"

На сцене «Школы современной пьесы» прошли гастроли венского театра «Schauspielhaus». В Москву австрийская труппа привезла две постановки: «Караоке-бокс» по пьесе Ивана Вырыпаева рассказывает о конфликте технологий и человеческой природы. Во второй – его же «Иллюзии» режиссер Фелициас Брюкер объединил с пьесой Сары Кейн «Жажда». Получился диптих о странностях любви. Рассказывают «Новости культуры».

На сцену выходит сначала одна женщина, потом другая. Они вышли только для того, чтобы рассказать зрителям истории двух супружеских пар. Ремарки в этой постановке поизносят вслух. По-немецки.

«Я совершенно не опасаюсь трудностей перевода, – признается актриса Барбра Хорват. – Хотя мы еще ни разу не выходили на русскую сцену, но показывали спектакль во Франции. Думаю, субтитров на экране вполне достаточно, чтобы воспринимать текст. Гораздо важнее, поймут ли здесь наш театральный язык».

«Schauspielhaus» – проектный театр, его стиль работы выражает такой непривычный для русского театрального слуха экономический термин – франшиза. Формат «авангардной модной площадки» - под одним названием создан в нескольких городах. Концепция театральной компании – модерн, креатив, эксперимент. Эта постановка – диптих. В первом отделении пьеса Ивана Вырыпаева «Иллюзии». После антракта – сочинение британки Сары Кейн «Жажда». Авторы постановки считают, два текста просто созданы друг для друга.

«В пьесах, по сути, нет действий, нет противоречий между героями, даже нет диалогов, – рассказывает режиссер Фелицитас Брукнер. – Герои Вырыпаева конфликтуют с прошлым. Персонажи Кейн – с социальными догмами. Образы лишь намечены, все, что мы знаем о героях – связано с темой любви. Но когда есть эти две части – возникает новый объем. Новый смысл».

В обеих пьесах – четыре голоса. И запутанные линии жизни. Утверждения – через мгновения становятся обманом. Признания – кажутся иллюзиями. Четыре героя – субличностями одного я.

«Я серьезно изучала русскую культуру, люблю русскую классику, – говорит актриса Мелания Кретчман. – И Вырыпаев для меня – очень русский автор, продолжение большой традиции. Его феномен в том, что, чем больше читаешь, тем больше нравится. Даже не знаю, сколько раз я перечитала пьесу. Постепенно в ней открывается юмор. Моя личная сверхзадача на сегодня – показать зрителю тот слой текста, в котором есть улыбка».

Ирония судьбы этих героев в том, что смысл любви им открывается на пороге смерти. По пьесе им всем за 80. Но возраст не помеха для признаний, откровений и глубокой рефлексии.

«Конечно, мы можем только предполагать, что думают и ощущают люди, которые вдвое старше нас, – рассказывает актер Штеффен Хельд. – Но мы исходили из того, что чувства – не меняются. В этой работе мы действительно смогли в это поверить. И, надеюсь, сможем убедить в этом зал».

По версии этого проекта любовь – это не слова и не романтика. Формула любви – ответственность и благодарность. Эти простые истины переводятся на любой язык.

Новости культуры