16.09.2011 | 15:41

Музей Ломоносова в Кунсткамере впервые покажет смальты

Музей Ломоносова в Кунсткамере впервые покажет смальты, принадлежащие перу самого Ломоносова. Они отображают историю создания декоративного материала. Ведь до Михаила Васильевича все стекло в России было прозрачным. С учетом того, что великий русский химик почти не оставил личных вещей - каждый, даже самый крошечный фрагмент стекла - весьма ценный экспонат новой выставки к трехсотлетию ученого. Рассказывают «Новости культуры». 

Покидая свою лабораторию на Васильевском острове, Михаил Ломоносов велел передать опытные образцы непрозрачного стекла в Кунсткамеру. Тяжелые коробки перевозили из архива в архив, они побывали даже в запасниках Эрмитажа, и лишь спустя двести лет после отправления дошли до адресата. В этих двух коробках - вся история российских смальт, причем, что называется - авторская версия.

«С 1745 года академик в своей лаборатории занимался всем: добывал дрова варил стекло. Как он сам писал в одном из стихов Шувалову: лето, а он: меж стен и при огне. Он всегда был меж стен и при огне», - рассказывает старший научный сотрудник Отдела истории Кунсткамеры и отечественной науки XVIII века (Музей М. В. Ломоносова) Наталья Копанева.

До Ломоносова все стекло в России было прозрачным. За границей, между тем, уже вовсю использовали новый - яркий и фактически бессмертный - материал для мозаик. Русский ученый разгадал его рецептуру и попытался цветное стекло превратить в золото - начал изготавливать коммерческие портреты и прогорел. Знаменитую смальтовую фабрику в Усть-Рудицах закрыли - оказалась нерентабельной. Последнее ее достоверное изображение - на этом бисерном панно. А вот - макет производства, будущий главный экспонат новой выставки, посвященной Ломоносову:

«Проводились в 1953 году раскопки историком Данилевским, и у нас сохранилось много экспонатов с раскопок, вот изразцы печей голландских, тоже найденных там. Хотим сделать такого рода выставку», - объясняет заведующая Отделом истории Кунсткамеры и отечественной науки XVIII века (Музей М. В. Ломоносова) Маргарита Хартанович.

«Он создал наш первый университет. Он сам был нашим первым университетом», - говорил гений Пушкин о гении Ломоносове. Но для музейщиков великий русский ученый будто бы пропал: не оставил после себя никаких личных вещей. Казалось, любое упоминание о нем современники старались стереть. Возможно, великому химику и поэту не простили увлечение историей:

«После смерти Орлов посетил его дом и забрал все бумаги, связанные с историей, он писал российскую историю, современную российскую историю. И, видимо, Екатерина Вторая, которая тогда была на троне, побоялась этих документов», - говорит Маргарита Хартанович.

От его лаборатории остался один фундамент, фабрика в Усть-Рудицах сохранилась лишь на рисунке, личный дом на Мойке занимает почта... Впрочем, последние несколько лет в Петербурге ведут разговор о строительстве музея на Васильевском острове. Уже есть проект, выбраны руководители - петербургский научный центр. Даже деньги есть, но работы затягиваются по организационным причинам. Так что, на трехсотлетие со дня рождения Ломоносова, - 19 ноября - пока и прийти некуда, разве что на его могилу в Александро-Невской лавре.