27.05.2013 | 12:35

Фильм Ларса фон Триера "Идиоты" лег в основу новой постановки Кирилла Серебренникова

«Гоголь-центр» продолжает серию постановок, основанных на киносценариях. Новый спектакль Кирилла Серебреникова «Идиоты» - театральная версия скандальной работы кинопровокатора Ларса фон Триера, одного из любимых режиссеров Серебренникова. Фильм «Идиоты» 98 года наделал много шума в Каннах, во время премьеры одного из критиков даже пришлось вывести из зала. В российской постановке градус скандальности и радикальности также зашкаливает. Рассказывают «Новости культуры».

Театральный ремейк фон триеровских «Идиотов» начинается с судебного процесса. На скамье подсудимых по ходу действия оказывается каждый из коммуны «идиотов». В спектакле Серебренникова в отличие от европейского оригинала – идиотизм, принявший форму акционизма – уголовно наказуем. В постановке – узнаваемые образы, аналогии с громкими процессами, акцент на болевых точках общества и его отношении не только ко всему провокационному и радикальному – любому инакомыслию.

«Триеровские “Идиоты” проверяли общество на толерантность, – говорит Кирилл Серебренников. – А что у нас? У нас проверить общество на толерантность – это получить битой по голове, поэтому наши “Идиоты” – они в более острой ситуации, потому что те задания Елисея и те сцены, в которых они участвуют, они на грани жизни и смерти».

Работая над постановкой, создатели придерживались фон триеровского метода. Никаких точных установок – актерам позволено импровизировать и отчасти даже менять сценарий драматурга Валерия Печейкина, который не только в театре, но и в кино успел поработать – с Павлом Лунгиным над «Дирижером». Этот российский режиссер, кстати, сравнил «Идиотов» фон Триера с «Идиотом» Достоевского, отметив, что и те и другие –больные, несчастные, измученные и неуверенные в себе люди . Похожие мысли возникали и у актеров.

«Это история про одиночество, которое известно каждому, – отмечает исполнительница главной роли Оксана Фандера. – Это как магнитом намагнитило людей, у которых много внутри и, возможно, мало снаружи, и им надо выпускать эту свободу. Наверное, свобода называется “внутренним идиотом”».

Актеры раскрывали в себе «внутренних идиотов» вместе с героями. Вживались в образы. Выходили на московские улицы - паясничали, эпатировали. Преодолевали табу. Экстремальный психотренинг.

«У каждого свои рамки, которые мы себе придумывали, – говорит актер Андрей Кузичев. – Эти рамки у нас есть, а там есть еще что-то: неизведанные пространства, и это такие шаги туда-сюда, насколько человек может быть свободен».

Стилистика и сюжет у фон Триера и Серебренникова во многом схожи: приемы и ситуации, много откровенных сцен, «Лебедь» Сен Санса в качестве саундтрека, дрожащая “догмовская” манера съемки. Вот только выводы и финал у фильма и спектакля разные: общество в картине фон Триера сдает экзамен на толерантность, в российской версии – нет. Фиаско терпят и сами идиоты – они научились вскрывать болевые точки общества ¸ но оказались абсолютно неспособными к решению своих личностных проблем.

Новости культуры