19.09.2011 | 09:47

Музыка бельканто под дирижерскую палочку маэстро Саббатини

Организаторы Большого фестиваля Российского национального оркестра, разумеется, отдают должное и оперному жанру. Публика запомнила выступление в самом начале фестиваля блестящей исполнительницы партий Моцарта и Россини болгарки Веселины Казаровой. Вечером в пятницу концерт с участием молодых звезд бельканто – американцев, сопрано Сары Кобурн и тенора Лоуренса Браунли, тоже не прошел незамеченным. Полноты впечатлений добавил и дирижер Джузеппе Саббатини, в недавнем прошлом известный тенор. Рассказывают «Новости культуры».

Два тенора. Их репертуар во многом схож. Только Джузеппе Саббатини недавно сменил оперную сцену на оркестровую яму. Точнее вернулся в нее. Начинал он контрабасистом в оркестре театра Арена ди Верона.

«Знания и опыт, приобретенные в оркестре и на сцене, мне очень помогают теперь, когда стал дирижером, – говорит Джузеппе Саббатини. – Потому что я понимаю, как нужно аккомпанировать певцам. И представляю себе ощущение оркестрантов».

И еще Джузеппе Саббатини понимает публику. Концерт начал не с длинной увертюры, а с миниатюрной Тарантеллы Россини. Знает, в таких концертах публика с нетерпением ждет солистов.

Лоуренс Браунли на сцену выйдет с гипсом на ноге. Ничего страшного, говорит он, это всего лишь маленькая-маленькая трещинка. Перед поездкой в Москву случилась небольшая, как он говорит, авария во время матча по баскетболу, которому он уделяет довольно большую часть своего свободного времени.

«Спорт не только не мешает пению, наоборот помогает, дает дополнительные дыхательные возможности, – говорит Браунли. – Люблю баскетбол. К тому же он помогает оставаться в форме, я не такого большого роста, и если бы я такой же ширины был… это не слишком здорово».

Видимо, чувство юмора – одна из причин, хотя не самая главная, почему Лоуренс стал россиниевским певцом. Россини тоже любил пошутить в своих операх. Главное – музыка пезарского лебедя подходит для его голоса. В репертуаре Лоуренса Браунли – 13 опер Россини.

После каватины графа Альмавивы зал буквально ревел, как на стадионе. После такого приема Лоуренса Браунли, кажется, Саре Кобурн будет нелегко завоевать зал. Но она это сделала легко и непринужденно. Бельканто – тот репертуар, в котором она себя чувствует, как рыба в воде.

«Как ни удивительно, самые первые партии, которые мне дали, были партии бельканто, – рассказывает Сара Кобурн. – Я тогда даже не знала, что это самое сложное, что есть в опере. Не получилось начать с Генделя или Моцарта, как это делают многие. И так продолжается».

Единственное, что составляло некоторую проблему для певцов – разница во времени с Америкой. Голоса у певцов, как известно, просыпаются к вечеру. А когда начался концерт, за океаном было ранее утро. Но публике не предоставили ни единого шанса вспомнить об этом.

Читайте также:  

Третий фестиваль Российского Национального оркестра