22.05.2013 | 12:29

Возрождение Вагнера на российской сцене

Сегодня исполняется двести лет со дня рождения Рихарда Вагнера. Композитора, философа, писателя, чьи творения изменили перспективу развития искусства. Они и сейчас не оставляют равнодушным. У одних вызывают восторг, у других – отторжение. Чайковский называл музыку Вагнера «сложнейшей из когда-либо написанных». В год двухсотлетия композитора крупнейшие театры мира представляют свои прочтения опер Вагнера. Среди них и российские. Рассказывают «Новости культуры».

«Тристана и Изольду» в Москве поставили впервые. После Великой Отечественной войны оперы любимого композитора Гитлера были под негласным запретом.

«Вагнер был удобен фашистам, - говорит писатель, автор книг о Р.Вагнере Мария Залесская. – Обращение к древнегерманскому мифу, возрождение германской культуры, эпоса. Если абстрагироваться от навязанных клише, философия Вагнера противоречит философии нацистов. Находится с ней в конфликте. Вагнер отрицал стремление к мировой власти. Это лейтмотив всего “Кольца Нибелунгов”».

До революции немецкий классик был одним из популярнейших композиторов в России. «Возможно, я даже поселюсь в Петербурге, где мне очень нравится», – писал сам Вагнер в 1863 году, после блестящих гастролей. С Россией композитора связывало многое: его близким другом был основоположник отечественной музыкальной критики Александр Серов, а классические декорации к «Парсифалю» создал художник Павел Жуковский.

«Вагнер буквально сразу же, с первых дней знакомства, почувствовал, что молодой человек его единомышленник, более того он художник, который в состоянии воплотить вершину его творчества, “Парсифаля”», – отмечает Мария Залесская.

До революции Зигфрид, Изольда и даже Вотан пели на русском. Современным исполнителям приходится сложнее. Технически трудные партии, сотни страниц немецкого либретто, понять которое непросто даже соотечественникам великого композитора.

«У Вагнера текст очень важен, – говорит певица Клаудиа Итен. – Для того чтобы спеть правильно, нужно понимать каждое слово. И даже не смотря на то, что немецкий мой родной язык, я иногда не понимаю, что именно Вагнер хотел этим сказать?»

Сегодня произведения великого композитора возвращаются на российскую сцену. В Петербурге Валерий Гергиев представил одну за другой несколько опер Вагнера. А вскоре инициативу поддержала столица. Одной из самых неожиданных стала постановка в «Геликон-Опере».

«Был придуман такой спектакль, где в замкнутом пространстве, в пространстве самолета, который стоит на сцене, живут эти персонажи, – рассказывает художественный руководитель театра «Геликон-Опера» Дмитрий Бертман. – Странные персонажи, они в униформе стюардесс и пилотов, все одинаковые. Такой сумасшедший самолет».

Катарина Вагнер, руководительница фестиваля в Байройте, видит наследие прадеда по-своему: мейстерзингеры обливают друг руга разноцветной краской, на Парсифаля с неба падают старые ботинки… Рихард Вагнер, подобно Шекспиру – дает простор фантазии постановщика, благодаря лежащим в основе его произведений вневременнЫм идеям. Но если формулы Шекспира лаконичны, то у Вагнера каждый сценический жест наполнен собственной философией. Понять и полюбить эту музыку сложно – но тем, кому удалось постичь замысел композитора, открывается новый мир, полный возвышенной любви и новых смыслов.

Новости культуры