21.05.2013 | 19:31

Быть или не быть в Москве воссозданному Музею нового западного искусства?

Быть или не быть в Москве воссозданному Музею нового западного искусства, станет известно в ближайшие дни. До 15 июня кабинет министров, согласно поручению президента, должен рассмотреть спорный вопрос и вынести вердикт "о целесообразности" воссоздания. Однако решение не может быть принято без обсуждения в профессиональном сообществе – на самом высоком уровне. Сегодня такое обсуждение состоялось: в расширенном заседании Экспертного совета при Министерстве культуры приняли участие члены президиума Союза музеев России. Рассказывают "Новости культуры".

В зале собрались ведущие представители музейного сообщества. Главные оппоненты – директор Музея имени Пушкина и руководитель Эрмитажа – символично на разных сторонах первого ряда. Их позиции прямо противоположны. Ирина Антонова предлагает воссоздать Музей нового западного искусства, чье собрание было поделено между Эрмитажем и Пушкинским.

"Я предлагаю коллекцию, разделенную на две части, объединить снова и признать неправильным то постановление, которое в свое время было исполнено, и объединить разрозненный, замечательный, один из лучших музеев России", – говорит Ирина Антонова

Для этого более трехсот картин, которые сейчас находятся в Эрмитаже, должны переехать в Москву. В Северной столице это вызвало настоящий культурный шок. Жители собирали подписи, общественные деятели публично высказывала свое недовольство. В профессиональном сообществе это вызывает свои  профессиональные  – опасения.

"Ирина Александровна, не боимся ли мы принципа домино? Старейшие работники наших музеев помнят перераспределение фондов 1950-х – 1960-х годов, и это очень больно ударило по истории всех наших классических музеев", – отмечает директор Музея-заповедника "Ростовский кремль" Наталия Каровская.

"Вот так же, как реабилитировали, не вообще, а конкретного человека, речь идет об одном постановлении в котором музей изничтожен", – парирует Ирина Антонова.

Коллеги-музейщики призывают жить по закону – 54-му. Он провозглашает любую музейную коллекцию неделимой. Кроме того, коллекция Щукина и Морозова – коммерческая ценность. Забрать ее у Эрмитажа – значит уменьшить интерес к музею и осложнить проведение выставок современного искусства. Еще одна опасность – создание прецедента. Воссоединение коллекции, как считают специалисты, может обрушить на Россию поток исков из-за рубежа. Аргументов против Музея нового западного искусства только прибавляется.

"Да, музей был закрыт по идеологическим причинам. Но если мы вспомним, он был и создан по идеологическим причинам. И не со знаком "плюс", не со знаком "минус". Его историческая ситуация уже пройдена. А если мы будем основываться на произведениях из коллекции Щукина и Морозова, а где супрематизм, дадаизм?" – задается вопросом директор ГЦСИ Михаил Миндлин.

"Мое предложение, чтобы это был праздник, – найти форму, как выделить специальные средства для пополнения богатства, закупая из других стран аналогичные произведения, и пополнить коллекцию, а не вносить разруху и изменения", – призывает директор Московского музея современного искусства Василий Церетели.

"Коллекция Щукина и Морозова, если мы говорим об Эрмитаже и о Музее Пушкина, то это 600 картин. Это все-таки достаточно хорошая, представительная, большая выставка, а не музей", – замечает директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин.

В этом музейном споре один из самых острых – юридический аспект. Как назвать процесс: воссоединение коллекции, создание нового музея, реабилитация, реституция?

"Речь идет об изъятии. Об изъятии части коллекции, которая существует в музее Эрмитаж уже более 60 лет, является его неразрывной частью. Есть Эрмитажные Рембрандты, они часть русской культуры. Так же есть Эрмитажные Матиссы, они часть русской культуры. Поэтому это резать по-живому. Поэтому, может, общественная реакция оказалась неожиданной", – подчеркивает директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

"Это не их коллекция, это коллекция московская, созданная для Москвы московскими собирателями. Для меня отношение к этому вопросу – это портрет нашего общества, его умонастроение. Его вот эта боязнь, этот страх, который сегодня звучал почти в каждом выступлении. Это портрет времени, портрет состояния людей, которые занимаются культурой", – заверяет Ирина Антонова

Министр культуры не теряет чувство юмора, находя в этом конфликте и плюсы. Тема широко обсуждается в СМИ, так что тысячи людей теперь узнают, кто такие Щукин и Морозов. Но все же в Министерстве культуры считают, что восстанавливать историческую справедливость нужно очень осторожно.

"Я убежден, что тогда, в 1948 году, была совершена большая ошибка. Не надо было ликвидировать этот музей. Но я, честно говоря, не уверен в том, что исправление ошибки не может стать еще большей ошибкой", – признается Владимир Мединский.

Главная мысль всех экспертов – нужно любой ценой сохранить хрупкое равновесие, которое после национализации, перемещений и объединений все же сложилось. По этому вопросу остается ждать официальной позиции Минкульта и постановления правительства.

Новости культуры