20.05.2013 | 13:01

Телехранитель. Время большого джаза? (Эхо Москвы)

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы поговорим о новом проекте канала «Культура», он только 2 недели как стартовал, но уже заметили его и телевизионные критики, и зрители. Проект называется «Большой джаз». В гостях сегодня у меня люди, которые его делают. Это ведущая программы наша знаменитая балерина и хореограф Алла Сигалова. Здравствуйте, Алла.

А.СИГАЛОВА: Здравствуйте. Я – танцовщица.

Е.АФАНАСЬЕВА: Танцовщица. Хорошо, скажем так правильнее. Может быть, я не точно определила. Марина Денисевич, автор сценария программы. Здравствуйте.

Л.ПЛАТОНОВА: Автор проекта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Проекта.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Здравствуйте. А можно я тогда сразу одно слово буквально скажу? Потому что я, действительно, в титрах так и называюсь, и это почетно. Но просто у таких проектов очень много авторов. Мы потом еще к этому вернемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Сейчас обсудим, кто автор. И продюсер проекта Любовь Платонова. Здравствуйте, Любовь.

Л.ПЛАТОНОВА: Здравствуйте, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Также на связь с нами по телефону обещал выйти один из членов жюри, знаменитый джазовый музыкант Алексей Козлов. Есть у нас запись Игоря Бутмана, другого члена жюри – он сейчас очень далеко и в это время не может выйти на связь, мы заранее его комментарий записали. Ну вот видите, даже еще не успели мы представить, а вопросов уже много.

Л.ПЛАТОНОВА: Это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос, почему Алла... Вы у нас в гостях были несколько раз, и Алла, и Люба, но так или иначе эти проекты были связаны с танцем. Каким образом вдруг...

Л.ПЛАТОНОВА: И с оперой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Каким образом это продолжается и почему вы ведете программу «Большой джаз», Алла?

А.СИГАЛОВА: Мне кажется, что авторами проекта очень правильно придумано, что один ведущий – джазмен и в материале, а другой ведущий, как бы, ничего про это не знает.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дилетант.

А.СИГАЛОВА: Да. И только как любитель выступает. И есть возможность нашему замечательному ведущему второму, трубачу Эйленкригу рассказывать второй соведущей о каких-то прелестях джаза. Вот это правильный ход.

Л.ПЛАТОНОВА: Это тоже все не просто, потому что у нас есть хореографические вещи и в «Большом джазе» тоже. И Алла Михайловна непосредственно хореограф-постановщик всех наших танцевальных кусков.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напомню наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Вы можете задавать свои вопросы авторам программы «Большой джаз», проекта «Большой джаз». Потом во второй части программы мы постараемся принять и ваши звонки. А также высказывать мнения, уважаемые наши слушатели и зрители программы, что вы думаете по поводу «Большого джаза» и тех выпусков, которые вы уже могли увидеть в эфире 2 субботы. Я правильно понимаю?

А.СИГАЛОВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: 2 субботы предыдущие. И какие у вас есть пожелания? Возможно, авторы проекта к ним прислушаются. Раз вот так вы заговорили о том, что много авторов и все прочее. Марина, почему много авторов? Что за идея была? Почему вдруг после оперы и балета, которые 2 такие, в общем, незыблемые святыни, константы культуры отечественной, вдруг джаз?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну, вы знаете, на самом деле, эта идея была давно. Я почему сказала, действительно, очень много авторов. И не бывает одного автора на таких крупных проектах. Во-первых, потому что у Сергея Леонидовича Шумакова, нашего главного редактора и руководителя канала такая идея была давно. Он очень любит джаз. Как очень профессиональный и очень, я бы сказала, удачливый телевизионный продюсер это человек, который отдает себе отчет в том, что когда мы беремся за такие проекты, что, с одной стороны, это то, что вызывает его интерес, то, что вызывает наш интерес, то, что очень хочется делать. А это всегда очень важно, чтобы людям самим было интересно то, что они делают. Но при этом это то, что не вызывает какой-то необыкновенной волны интереса априори у людей. Это то, чем интересуется определенный слой зрителей. И это, с одной стороны...

Е.АФАНАСЬЕВА: «Прослойка» раньше это называлось.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Прослойка, да. Эта прослойка – она, на самом деле, нашим телевидением делается все тоньше и тоньше. И мы на эту узкую прослойку работаем, но очень хотим, чтобы она становилась больше.

Е.АФАНАСЬЕВА: А тогда вопрос, наверное, к Любови Платоновой, к продюсеру. Судя по цифрам рейтинга, все-таки, что активнее смотрели зрители, оперу, балет или смотрят сейчас джаз?

Л.ПЛАТОНОВА: Ну, я бы сейчас о джазе не смогла бы вам ничего сказать, потому что для нас первые цифры, которые пришли (это премьера 11 мая), они для нас тоже необычные. И так как мы увидели, что большой кусок аудитории, который к нам раньше не имел, в общем, активного отношения – это возраст 25-35. То есть это совершенно другая аудитория. А что касается цифр, которые мы получали по опере и балету, то, как показали зрительский интерес к опере, он более активный, чем к балету. Хотя, у балета были... Все равно это выше цифры доли самого канала. И один проект, и второй.

Е.АФАНАСЬЕВА: А билеты, как я понимаю, в театр на балет сложнее достать, чем на оперу.

А.СИГАЛОВА: Но вообще в мире все наоборот.

Е.АФАНАСЬЕВА: В мире не так. да. Я говорю про московские.

А.СИГАЛОВА: В оперу гораздо сложнее купить билеты и попасть, чем на билет.

Л.ПЛАТОНОВА: Ну, доля оперы была первый выпуск 8,8. Это была фантастика.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для канала «Культура», у которого средняя доля 2.

Л.ПЛАТОНОВА: Представляете.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Тогда давайте поговорим немножко подробнее об этом проекте. Вот, вы когда начинали те 2 цикла, у каждого цикла, наверное, есть общее и есть совершенные различия в зависимости от того вида культуры, к которому вы приобщаете. Что общего у «Большого джаза» с теми циклами, которые уже прошли, с «Большой оперой» и с «Большим балетом» кроме создателей и ведущей Аллы Сигаловой? И что отличается по правилам, по условиям? Кто начнет? Любовь.

Л.ПЛАТОНОВА: Я начну, но я надеюсь, что и Алла, и Марина подхватят и в чем-то поддержат. Мы когда подходили к разработке проектов – и к опере, и к балету, и к джазу – мы подходили не как к продолжению одного цикла в другой и в третий. У нас остается единое название как такой наш бренд уже сложившийся со словом «большой». Но больше схожести нет ни в чем вообще. В опере были одни правила игры, в балете свои были условия и правила.

Мне кажется, что среда, в которую мы погружаемся – или опера, или балет, или джаз – сама диктует нам, как нам нужно себя вести. Мы всегда идем, как бы, в организме, внутри той среды, в которой мы существуем. Потому что идти этой среде поперек – ну, это создавать... Хоть эти проекты и создаются вопреки, но как-то создавать, мне кажется, историю не совсем верную или правильную, органичную.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас дозвонились до одного из членов жюри вашего, знаменитого джазового музыканта Алексея Козлова. Давайте мы сейчас выведем его в эфир. Добрый день, Алексей Семенович. Вы нас слышите?

А.КОЗЛОВ: Я слышу. Только зовите меня «Алексей», пожалуйста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Алексей, добрый вечер. Очень рада вас слышать.

А.КОЗЛОВ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, пожалуйста. Ну вот мы не будем скрывать перед слушателями, что запись некоторых выпусков уже ведется вперед. Вы были членом жюри. Какие ваши впечатления от проекта «Большой джаз»? С каким чувством вы принимаете в нем участие?

А.КОЗЛОВ: Ну, у меня, в общем, чувство двоякое. Перевешивает, конечно, положительное. Это грандиозность и продолжительность этого проекта. Никогда еще в советском и российском телевидении так много времени, внимания и средств не уделялось джазу. Это вообще прорыв такой грандиозный для самого вообще жанра, малоизвестного в России, ну, по причине запретов еще в советские времена. Но при этом, вот, небольшое количество знатоков джаза, тех, для кого это не является, были, ну, по меньшей мере немножко ошарашены, поскольку, в общем, делали проект не специалисты, не проконсультировались с нами. Масса таких неточностей и, в общем... Но! Еще я говорю, вот, все эти недостатки, видимые очень узкому такому количеству вообще знатоков джаза, они все блекнут по сравнению с грандиозностью проекта, который направлен на то, чтобы люди, россияне наши несчастные, до сих пор обделенные всякой информацией, наконец-то ее получили, простые люди так называемые. Вот, и может быть, тогда и увеличит количество уже знатоков. То есть какое-то количество людей, которые вообще раньше не знали, что такое джаз, после этого начнут интересоваться и в этом будущее судьбы этого замечательного искусства в России. Поэтому, вот, в целом, этот проект, конечно, нужен и его просто это...

Е.АФАНАСЬЕВА: Алексей, ну вот у нас сейчас в студии здесь, в студии «Эха Москвы» как раз создатели этого проекта, здесь Алла Сигалова, ведущая, Любовь Платонова, продюсер и Марина Денисевич, автор проекта, автор сценария. Может быть, вы как раз скажете, что с вашей точки зрения профессионала вам показалось несколько поверхностным или неточным? Они ведут работу дальше, они это явно учтут.

А.КОЗЛОВ: Ну, вот, Алла не даст соврать. Когда она начала произносить слова «джем-сейшен», я тут же ее остановил и сказал, что так вообще не произносится, что надо произносить «сешн», что такого слова вообще нету нигде. Это английское слово «session». И, в общем, вот, выяснил, что Алла Сигалова, ну, этого не знала. И это прозвучало бы вообще для миллионов людей, вот эта ошибка. И я ее предостерег от того, чтобы она просто опозорилась.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но она же здесь выступает в роли, как мы уже поняли, дилетанта, у нее есть соведущий профессиональный и ей это позволительно как и миллиону ваших зрителей, которые тоже могут не знать, как правильно произносятся некоторые джазовые термины.

А.КОЗЛОВ: Нет, знаете, лучше сразу произносить правильно и не позориться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Тогда у меня другой вопрос. Как вам кажется, это, все-таки, чисто шоу, ну, вот, привлечь интерес и все, либо это достаточно профессиональный творческий конкурс, который может иметь профессиональные последствия, выведя на большую сцену новые имена в джазе?

А.КОЗЛОВ: Да нет, ну вообще в принципе сам подход заставлять творческих людей (а джазмены – это творческие люди) играть какие-то стандарты всех одни и те же – это значит подрезать им крылья и не давать возможности...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, автор сценария Марина Денисевич смотрит удивленно. Марин, вы можете включаться в разговор, поспорить с Алексеем.

М.ДЕНИСЕВИЧ: А потому что мне казалось, что мы обсуждали это, естественно, и с Алексеем в том числе. И обсуждали, конечно, со всеми членами жюри. Вы знаете, когда телевидение... Это правильно. Я понимаю, в общем, можно обвинять нас в том, что «вы немножко поверхностны, потому что вы недостаточно много знаете». А это всегда так. Мы начинаем делать об опере, мы, в общем, не специалисты, мы не работали в оперном театре, хотя много знаем об этом. То же самое с балетом, то же самое тем более с джазом. Конечно, во-первых, мы консультировались с огромным количеством людей и, в общем, специалисты и наши...

А.КОЗЛОВ: Вот, понимаете, я не знаю, с кем вы консультировались, но вы консультировались с профанами точно совершенно. Я удивляюсь, почему вы не позвали...

А.СИГАЛОВА: А вы полагаете, что можно консультироваться только с вами, да, Алексей?

А.КОЗЛОВ: Нет. Но хотя бы...

А.СИГАЛОВА: И только вы можете дать абсолютно точный ответ, как надо делать джаз?

А.КОЗЛОВ: Нет...

А.СИГАЛОВА: А то, что этот проект делался не для узкого круга специалистов, а для широкого круга публики, которая, может быть, когда-нибудь придет в залы послушать ваши выступления.

А.КОЗЛОВ: Но об этом я и... Я и начал с этого. Но лучше было бы, если бы изначально...

Л.ПЛАТОНОВА: Мне кажется, это другая сверхзадача, о которой вы говорите. Я все равно не понимаю... Вот, внимательно вас слушала, все равно не понимаю так называемой профессиональной претензии в адрес нашего большого...

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Любовь Платонова, продюсер проекта.

Л.ПЛАТОНОВА: ...джазового проекта. Я не понимаю нюансов.

А.КОЗЛОВ: Да нет, это не претензия. Это удивление. Почему не обратиться было, вот, даже к тем, кто входит в жюри?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну что вы? Ну а как мы могли не обратиться?

Л.ПЛАТОНОВА: Мы этим только и занимались.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну что вы. Это первое. Это то, с чего мы начали.

А.КОЗЛОВ: Вот, ни к кому не обращались.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Нет, смотрите, это было первое, с чего мы начали. И вообще я хочу сказать, что... Значит, вот, вы спросили, чем отличается опера, балет и джаз. Джаз отличается тем, что мы всегда слышали о нем, что такое джаз. Все повторяли как мантру просто, что джаз – это территория свободы, там живут совершенно свободные люди.

Но первое, с чем мы столкнулись, что, естественно, это очень разнообразное сообщество, так скажем. Между этими людьми существуют очень сложные взаимоотношения, если они существуют. Ну, то есть потому что иногда они просто не признают друг друга.

А.СИГАЛОВА: Ну, даже неприятие друг друга.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Конечно, конечно! И это гораздо в более обостренной форме, чем в балете или чем в опере происходило. И это то, что вызывало, с одной стороны, сначала наше удивление, потом мы быстро поняли, что это так будет и мы будем жить с этим. И мы первое, что сделали, естественно, когда мы думали, кто будет председателем жюри, это было все очень спорно для тех людей, кто живет в джазе. Потому что они могли думать, что у нас, может быть, кто-то другой должен быть, еще что-то. Это был, во-первых, наш выбор...

Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что у вас уже даже успел случиться скандал. Один из членов жюри покинул жюри.

Л.ПЛАТОНОВА: Не совсем так. И я это прямо вот хочу произнести на большую аудиторию, к сожалению. Дело все в том, что после съемок трех выпусков мы приняли решение...

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте сейчас так... Люб, извините, мы сейчас тогда историю с уходом из жюри одного из членов закончим чуть позже. Сейчас договорим с Алексеем Козловым, потому что он на телефонной связи. Алексей, тогда у меня вопрос. Так как съемки продолжаются. Если наши прекрасные гостьи пригласят вас еще участвовать в жюри, будете ли вы...

Л.ПЛАТОНОВА: Вы к нам придете?

Е.АФАНАСЬЕВА: Придете ли вы или это вам показалось, все-таки, очень наивным?

Л.ПЛАТОНОВА: Может быть, на финал?

Е.АФАНАСЬЕВА: Люба, это официальное приглашение?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Конечно.

Л.ПЛАТОНОВА: Да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алексей, вас вот приглашают принять участие в жюри в финале.

А.КОЗЛОВ: Да-да-да, я, конечно, приду.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Спасибо большое. На связи с нами был Алексей Козлов, знаменитый джазовый музыкант. Он уже был в двух выпусках, по-моему, да?

А.СИГАЛОВА: В первом.

Л.ПЛАТОНОВА: В первом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, в одном выпуске. И, вот, сейчас приглашен уже на финал в жюри. Люб, теперь мы слушаем, что за история была с выходом одного из членов жюри, как представил нам пресс-релиз, присланный каналом «Культура».

Л.ПЛАТОНОВА: Ну, член жюри вышел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Назовите, кто это?

Л.ПЛАТОНОВА: Аркадий Шилклопер. Я все равно не понимаю каких-то вещей, в которых нас обвиняет джазовая диаспора, общественность.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, то есть я поняла, что джазовая общественность круче, чем балетная.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Абсолютно.

Л.ПЛАТОНОВА: Абсолютно.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Что вы!

Е.АФАНАСЬЕВА: Страшнее, чем опера.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Конечно. Они между собой выясняют, джаз, не джаз.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот она, территория свободы.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Друг друга не любят почему-то.

Л.ПЛАТОНОВА: Мирный канал, который собрал вокруг джазового проекта всех людей, которые на джаз очень сильно влияют, влияли. И Давид Семенович Голощекин, и Алексей Козлов, и Игорь Бутман, и Андрей Макаревич, и Николай Левиновский. И нам казалось, мы и эту часть публики...

Е.АФАНАСЬЕВА: А вдруг все не дружат.

Л.ПЛАТОНОВА: И вдруг...

М.ДЕНИСЕВИЧ: А они отчасти, да, такое есть.

Л.ПЛАТОНОВА: И Андрей Кондаков. А вдруг оказывается, что ты погрузился... Я даже не могу понять. То есть в балете было понятно: есть...

Е.АФАНАСЬЕВА: А еще говорят, у вас в балете там битое (говорят одновременно).

Л.ПЛАТОНОВА: С балетом было все ясно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся, Любовь, на выпуск новостей на «Эхо Москвы» и после новостей продолжим нашу программу. Говорим о программе «Большой джаз» на канале «Культура» с Аллой Сигаловой, ведущей проекта, Мариной Денисевич, автором сценария и автором программы, и Любовью Платоновой, продюсером проекта.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева. Сегодня мы говорим о проекте канала «Культура» «Большой джаз», говорим с его создателями. Алла Сигалова здесь, ведущая проекта, Марина Денисевич, автор проекта и автор сценария, Любовь Платонова, продюсер проекта.

А.СИГАЛОВА: А все вместе мы – соавторы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Соавторы, да. В первой части мы дозвонились до одного из членов жюри, известного джазового музыканта Алексея Козлова, успели даже поспорить. Кстати, Ирина Козырева прислала SMS, пишет «Ваш эксперт не прав в произношении английских слов». Ну вот видите? Наверное, есть произношение английское по правилам английским, а есть по джазовым.

Л.ПЛАТОНОВА: Совершенно верно. Но мы же не стали Алексея Семеновича перебивать и хотели, чтобы он высказался.

М.ДЕНИСЕВИЧ: А я бы вот не стала так прикладывать в любом случае Аллу Сигалову. Вот, никак, ни при каком раскладе.

Л.ПЛАТОНОВА: Это правда.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Оговорилась ли она, или нарочно она сказала...

А.СИГАЛОВА: Просто элементарно не по-джентльменски.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Абсолютно.

А.СИГАЛОВА: А так – все в порядке.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Вот, я согласна.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые наши слушатели, вы можете писать нам SMS по номеру +7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши реплики, ваши комментарии, ваши пожелания, так как работа над этим проектом еще ведется. Если вы его еще не успели увидеть, сейчас нам расскажут, когда и во сколько, где его можно смотреть.

А.СИГАЛОВА: Каждую субботу в 21:00 на телеканале «Россия Культура».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Также вы можете дозваниваться. Если вы уже посмотрели, вы можете дозваниваться нам по телефону +7 495 363-36-59. Если мы успеем, мы примем и ваши звонки. Кстати, Диггер пишет в ответ на реплику о том, как в сообществе джазовом строятся отношения. Он пишет «Это не в джазе, это у нас везде вообще. Вы еще художников не трогали. А нашу демократическую общественность упоминайте (НЕРАЗБОРЧИВО)». Вот она, наша правда жизни.

Л.ПЛАТОНОВА: Я, вот, на примере балета, правда, когда мы погружались с Мариной и Алла нас вела в этот мир...

А.СИГАЛОВА: Волшебный мир, я бы сказала.

Л.ПЛАТОНОВА: Волшебный мир, загадочный, таинственный. Я поняла, что есть любители традиционного балета, есть люди, которые принимают или не принимают современную хореографию. Я не понимаю, какие вопросы могут быть у наших именитых людей, связанных с джазом? Я просто не понимаю их. Есть направления, которые развиваются, но основа и база представлена на канале «Культура»...

А.СИГАЛОВА: Это классика джаза, да.

Л.ПЛАТОНОВА: ...в разных ее тематических программах. Это и Бродвей, это и Латино, это Советский джаз, это Американский джаз и так далее, и так далее. Смотрите в 21:00 каждую субботу. Шилклопер Аркадий. Я прямо это вот передаю торжественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это мы не успели закончить рассказ о том, что один из членов жюри покинул.

Л.ПЛАТОНОВА: О нашем члене жюри. Я вот передаю слово Марине Денисевич – она все подробно объяснит.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну, во-первых, я просто хочу договорить еще по поводу репертуара и по поводу вот этой многоярусной такой джазовой тусовки, которая с трудом находит иногда общий язык между собой. И вот при всем уважении и при любви, которую мы к ним сейчас уже испытываем наверняка. Дело в том, что все...

Л.ПЛАТОНОВА: И они к нам.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Это мы еще посмотрим. Если будет еще один звонок...

Л.ПЛАТОНОВА: Я уверена.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Мы увидим, насколько это так.

Л.ПЛАТОНОВА: Пусть все звонят.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Первое, с чего мы начали, мы же всем показывали всех, кого мы приглашали. Естественно, мы показывали наш репертуар, причем на все программы, все, что планировалось. И первое, о чем мы узнали, погрузившись в мир джаза, мы узнали, что, действительно, очень люди по-разному к этому относятся. И некоторые джазом называют одно, а некоторые джазом называют другое и между ними не утихают споры. Они пишут письма, статьи. Это очень бурная жизнь, на самом деле. И мы поняли, что мы можем подорваться вообще в любой момент...

Е.АФАНАСЬЕВА: На любой мине.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да. Что оно, собственно говоря, и в какой-то момент, видимо, произошло.

Что касается Аркадия, вы знаете, если вы посмотрите...

Л.ПЛАТОНОВА: Да, Марина. Что же случилось?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Что же случилось с Аркадием. Я думаю, с Аркадием, в общем, поначалу ничего не должно было случиться, потому что он так же, как и все, видел весь наш репертуар и пришел к нам с большим удовольствием. Его просто даже уговаривать не пришлось.

Понимаете, тоже вопрос. Потому что есть люди сугубо джазовые, чисто джазовые, а Аркадий – человек такой, сочувствующий, как бы, выступающий с джазовыми артистами. Это немножко другое, это было чуть-чуть наше такое слабое место и мы понимали, что, в общем, это так, что нас могут упрекнуть, что Аркадий, в общем, не совсем джазовый человек.

Л.ПЛАТОНОВА: Не эксперт.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да. Но тем не менее, Аркадий нас радовал первое время, потому что он очень включился так, активно. Было видно. Если вы посмотрите в эфире, вы увидите, что очень нравилось все, что происходило. Он был одним из самых активных просто людей у нас в жюри.

А затем случилось то, что мы обсуждали гала-проект, гала-концерт в конце.

Л.ПЛАТОНОВА: Последняя программа.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да. И у нас была собственная такая философская мысль по этому поводу, как мы должны были поступить с членами жюри, с нашими конкурсантами.

Л.ПЛАТОНОВА: О чем зрители канала «Культура» увидят.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Они увидят, да. Я не хотела бы все сейчас открывать. Но вот это вот так было. Аркадий просто поставил нам вдруг неожиданно для нас, поставил нам жесткое условие. И, в общем, конечно, мы так, немножко удивились. И даже не немножко, а сильно.

Л.ПЛАТОНОВА: В чем?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Он захотел свою авторскую композицию исполнить при том, что у нас были совершенно другие пожелания.

Л.ПЛАТОНОВА: В рамках проекта, который не имеет к этому отношения.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И, в общем, он вас покинул. Понятно. Давайте мы... Не могли дозвониться в прямом эфире, потому что знаменитый музыкант Игорь Бутман сейчас на гастролях далеко очень от Москвы. Мы заранее записали его комментарий. Честно признаться, я сама его не слышала, работал корреспондент «Эха Москвы» Наталья Селиванова. Сейчас мы послушаем, что сказал Игорь Бутман.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Как вы относитесь к таким конкурсам как «Большой джаз»?

И.БУТМАН: Я очень хорошо отношусь ко всем конкурсам, к программам, в которых задействован джаз. А тем более на федеральном канале проект, который, в общем-то, обещает быть интересным.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Считаете ли вы, что это просто шоу или это конкурс профессионалов и возможность открыть новые звезды?

И.БУТМАН: Я считаю, что это и конкурс профессионалов, и попытка открыть новые звезды, и шоу. Это должно быть все объединено в одно. Это не может быть просто какой-то сугубо профессиональный конкурс, это не может быть просто какое-то шоу, потому что оно связано, все-таки, с джазовой музыкой.

Требуется какая-то подготовка для того, чтобы оценить эту музыку, понять и послушать. Но все равно, с другой стороны, это конкурс. И там участвуют люди, выбывают, идет борьба бескомпромиссная.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А какие у вас впечатления от участия в жюри в этом конкурсе?

И.БУТМАН: Ну, у меня хорошие. Со мной были достойные люди в жюри. И Давид Голощекин, и Ольга Ростропович, и Аркадий Шилклопер. Было интересно. Судить было трудно. Иногда были музыканты, которые играли, в общем-то, было трудно определить, кто из них лучший. Потом многих я знаю и ко многим отношусь очень трепетно, поэтому это было сложно быть беспристрастным судьей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите? Судя по тому, как отвечает Игорь Бутман, то не все ругаются в мире джаза, есть и те, кто отдает дань уважения коллегам.

Мы как раз еще до сих пор, обсуждая этот проект, ничего не сказали об участниках. Кто эти люди? Потому что не все успели посмотреть.

Л.ПЛАТОНОВА: Не то, что об участниках, мы о самом главном в этом проекте не поговорили. А это Нью-Орлеанский оркестр под управлением Ирвина Мэйфилда, человека, который обладает премиями Грэмми и Биллбоард. Это человек, без которого, на самом деле, состав и оркестр, проект без которого бы не состоялся. Или если бы это что-то было, ну, что-то было другое, иное. И, вот, для меня это, на самом деле, самое главное достижение этого проекта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз Ольга и прислала нам SMS, она спрашивает: «Почему бэнд из Нью-Орлеана? А что свои? Или так и было задумано?» Она, правда, отдает должное Алле Сигаловой, говорит «Как приятно видеть, слышать и талантливую молодежь». Но вот задает этот вопрос. Ну, частично Любовь ответила. А почему, все-таки, из Орлеана взяли, а не своих?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну, потому что в Нью-Орлеане родился джаз.

А.СИГАЛОВА: Это родина джаза.

М.ДЕНИСЕВИЧ: И это невероятно то, что в Россию приехали музыканты с родины джаза.

Л.ПЛАТОНОВА: Это правда.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Вот это самое главное.

Л.ПЛАТОНОВА: И совпали сроки, и нам повезло. Нет, это просто большая удача канала и этого проекта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они участвуют в каждом вашем выпуске?

Л.ПЛАТОНОВА: В каждом выпуске участвуют. Они делают аранжировки. Очень переживали мы на предмет того, как они справятся с темой советского джаза. Это прошло вчера.

Е.АФАНАСЬЕВА: Которая от них, вероятно, далека.

Л.ПЛАТОНОВА: Оказалось, что мы очень близки и все время есть сравнение Одессы и Нью-Орлеана. Ну, в общем-то, достаточно симпатичная дискуссия, которая развернулась на нашей площадке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите, все-таки, про участников. Потому что, я думаю, что за 2 выпуска могли еще не все увидеть, не все полюбить.

Л.ПЛАТОНОВА: Участники – это абсолютно потрясающие ребята, которые нам полюбились, с которыми мы подружились.

Е.АФАНАСЬЕВА: Откуда вы их брали? Как вы их выбирали, набирали? Это профессионалы, любители? Кто это?

Л.ПЛАТОНОВА: Мы поняли, что джаз – это штучная история. Мы обращались, конечно же, к гуру джаза – и к Голощекину, и к Козлову, и к Кондакову. И нам, что называется, с мира по нитке выдавались люди...

Е.АФАНАСЬЕВА: Контакты молодых и талантливых.

Л.ПЛАТОНОВА: Да, молодых и талантливых.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Нет, был объявлен еще конкурс-то.

Л.ПЛАТОНОВА: Был еще объявлен. Ну, в общем, со стороны у нас только, получается, Чашкин попал, гитарист из Екатеринбурга. А все остальное – это были люди, которых рекомендовали как знакомые бэндов...

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть очень трудно найти джазмена с улицы.

Л.ПЛАТОНОВА: И нет таких. И главное, что они все друг друга знают, все члены жюри начинают говорить фразы «Да я помню, я с тобой играл» или «Я с тобой сыграю». В общем, мне казалось, что это какая-то семья. Куда мы попали, не разберешь.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Ну, это семья. Ну, это как в сериале сложные отношения.

Л.ПЛАТОНОВА: Участники со всей России – из Ярославля, из Ростова, из Екатеринбурга, из Санкт-Петербурга, из Москвы. Талантливые, одаренные. И из Лейпцига есть ребята, наши россияне, которые учатся сейчас, проходят обучение в Европе, в Германии. С ними было одно удовольствие находиться, слушать их, как они сдружились с Нью-Орлеанским оркестром, как ребята из оркестра их поддерживали, какие у них контакты.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Как они делились опытом невероятно.

Л.ПЛАТОНОВА: Делились опытом. Кто-то помогал... Там, ударник наш Адонис, который сидит в оркестре, помогал нашим ударным и Саше Могилевич, и Егору Крюковских. Вот, это самая главная задача, которую, мне казалось, которую мы ставим все друг перед другом – войти в такую площадку и на такую территорию, в которой ты получаешь огромное удовольствие от музыки, от свободы, от людей. Все, что у нас сейчас идет в обсуждениях, в критике, в форумах и так далее – это ситуация по касательной. Люди обсуждают, это проблемы, джаз, ненасытность, недоуделили время, внимание, репертуар и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но это в любом конкурсе, Алла. Вероятно, когда был «Большой балет», были такие же жаркие обсуждения.

А.СИГАЛОВА: Очень жаркое. Ну, конечно, естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И ваша общественность балетная также...

М.ДЕНИСЕВИЧ: Но там были более тихие обсуждения, более закулисные, мне кажется.

А.СИГАЛОВА: Нет, ты знаешь, Марина, Лена права. На самом деле, были очень жаркие обсуждения и постановки. И как ругались современные хореографы.

М.ДЕНИСЕВИЧ: А, ну это да-да. Современные хореографы – да. Это была мишень просто.

А.СИГАЛОВА: Все это было, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня какой вопрос к Алле Сигаловой? Алла, то, что это джаз, такое своеобразное искусство, связанное с определенным временем, вышедшее из Нового Орлеана. Как это влияло на ваш сценический образ ведущей? Вы как-то отдельно подбирали свой образ, наряды? Или нет?

А.СИГАЛОВА: Вы знаете что? У нас на проекте потрясающий стилист Наташа Сыч.

Л.ПЛАТОНОВА: Вообще команда потрясающая. Правда?

А.СИГАЛОВА: И команда, и... Но сейчас только о внешнем виде не только ведущих, но участников. Потому что участники выходят, девочки просто как куколки. Они все в ретро-стиле одеты, они все немножко такие, джазовые девушки.

Л.ПЛАТОНОВА: Мне кажется, наш проект составил конкуренцию фильму «Великий Гэтсби». (все смеются) Ей-богу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже при том, что там были модельеры.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Причем, мы вышли раньше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да-да. Там великие модельеры.

А.СИГАЛОВА: А у нас тоже великие модельеры.

Л.ПЛАТОНОВА: Наши модельеры фантастические. Я даже боюсь произнести ее фамилию в эфире, потому что ее сразу заберут у нас.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Не надо, не произноси.

А.СИГАЛОВА: А я уже произнесла.

Л.ПЛАТОНОВА: Да, уже произнесли? Но она вот сейчас во время нашего проекта, у нее поступило предложение, она едет работать с Гальяно во Францию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так.

Л.ПЛАТОНОВА: И девочка, которая, конечно, подает фантастические надежды, и мы в нее верим, и... Спасибо Наташе Сыч отдельное особенное, такое, от нас всех.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Так Алла не сказала, каково вам в этом стиле, Алла? Вот, не в балетном, не в своей привычной классике элегантной.

А.СИГАЛОВА: Мне очень хорошо. Я мимикрирую. Меня куда ни засунь, я тут же приму эту же окраску. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Что вы придумываете для ваших участников, ну, помимо чисто музыкального, потому что, ну, вот, думаю, Люба не даст слукавить, то, что чисто профессиональные конкурсы по телевизору не смотрятся. Вот, как раньше было, Гостелерадио включило трансляцию, вышли, спели или сплясали, это, ну, современные рейтинги, не досчитается огромного количества зрителей. Что вы делаете для того, чтобы профессиональный конкурс, все-таки, был зрелищный? Что придумываете?

А.СИГАЛОВА: Ну, во-первых... Я вот пользуюсь возможностью, я вас благодарю, что вы нас так часто приглашаете к себе, потому что это для нас очень важно. И все, что мы делаем, хотелось бы, чтобы об этом люди знали, говорили. Потому что даже после «Большого балета» там через полгода ты слышишь «О боже мой, это, правда, было в эфире канала «Культура»? Как! Это невозможно».

Е.АФАНАСЬЕВА: Не все знают о том, что это в эфире.

А.СИГАЛОВА: Не все это знают, да. У нас как-то вот... И спасибо вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот это загадка. Потому что все говорят, что смотрят только канал «Культура», а телевизор не включают. Но вот видите, даже топовые проекты канала очень часто не знают.

А.СИГАЛОВА: И отличительное. Да, мы вот решили немножечко похулиганить. Не то, что мы как-то хотели особо поиздеваться над участниками нашими. Мы решили, что нужно добавить чуть больше соревновательного духа. Поэтому у нас наши конкурсанты из каждой номинации (их 7), они выбывают. И в результате побеждают и соревнуются потом. Сейчас они в наших выпусках, которые сейчас видят телезрители, в своих номинациях. А потом они будут соревноваться все друг с другом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ах, вот так? Вы их всех перемешаете?

А.СИГАЛОВА: Всех перемешаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они в курсе? Они знают?

А.СИГАЛОВА: Да, они в курсе.

Л.ПЛАТОНОВА: А я не могу не сказать про то, что для меня составляет шоу. Помимо той красоты, которую делают наши стилисты с участниками, как выглядят наши участники невероятно. Это прежде всего, конечно, сам мир, который создан в студии Мосфильма. Какая-то невероятная красота. То ли это какой-то Лос-Анджелес, то ли это Голливуд, то ли это Нью-Йорк. Там все есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: В Нью-Йорке Великого Гэтсби.

Л.ПЛАТОНОВА: И Великий Гэтсби там есть, там все есть. Там такая стилистика, там такие невероятные художники по свету, там такие невероятные операторы.

А.СИГАЛОВА: Молодая команда пришла, новая, дерзкая, необычная. Задача Шумакова была поставлена очень сложная, потому что он хотел кино и в кадре кино.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы это была помесь «Мы из джаза» и «Гэтсби», да?

А.СИГАЛОВА: Это было всё. Это был и Марикорек, это и стилистика советская. Ну, все стили и все это вдруг как-то неожиданно совместилось.

М.ДЕНИСЕВИЧ: С эстетикой кино просто, да.

А.СИГАЛОВА: И, действительно, получилась эстетика такая необычная.

М.ДЕНИСЕВИЧ: А можно, вот, я скажу, кстати? Сразу несколько вещей. Во-первых, к нам на одну из программ пришел Карен Шахназаров. Вы сказали «Мы из джаза», я сразу вспомнила, что пришел человек...

Е.АФАНАСЬЕВА: Как же без Карена Шахназарова.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Вы знаете, да. Ну, с одной стороны, все понятно, лежало на поверхности. Не позвать человека, фильм которого в этом году празднует 30-летие, было бы странно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Боже мой. Неужели, уже 30 лет?

М.ДЕНИСЕВИЧ: Уже 30 лет, да. Ну, в общем, вы знаете, было очень радостно отчего? От того, что человек пришел и было видно, что впервые у нас в жюри сидит точно человек, который пришел получить удовольствие. Это было настолько видно. Мы так хотели сами получить удовольствие от этого проекта. Мы все время друг другу это говорили «Ну, здесь мы получим удовольствие». Дальше начались всякие сложности для нас и удовольствие мы получили не сразу, но получили.

А Карен Георгиевич задал какую-то атмосферу очень точную. Потому что он был такой...

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, джаз – это вообще атмосфера.

Л.ПЛАТОНОВА: Абсолютно верно.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да, атмосфера. А вы знаете, как трудно было ее поймать? Потому что это мы все говорили, какая она. А как ее достичь на площадке, это было самое трудное, наверное. И, вот, вы правильно сказали, что вот эти вот ребята – это отчасти профессиональный конкурс. И мы когда встретились с Шахназаровым на следующий день, он просто накинулся со своими впечатлениями, потому что он стал говорить о том, какая студия великолепная, о том, какая работа по свету, о том, какая режиссура. Он, в общем, хвалил абсолютно все. Он говорит «Я догадываюсь, что у вас есть одна проблема». Я говорю «Какая же?» Мне казалось, у нас их больше. Он говорит «То, что ваши участники – они творческие люди, но они не шоумены». И это абсолютная правда. Это вот то, что отличает проекты канала «Культура». Это самая большая сложность для нас. Потому что это профессиональные люди, которые хотят чего-то достичь в своей профессии. И они приходят не для того, чтобы продать себя как-то подороже...

Е.АФАНАСЬЕВА: Не распиарить себя.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да. В общем, по крайней мере, не только для этого.

Л.ПЛАТОНОВА: Многие из них боялись, что увидят их педагоги в Консерватории, потому что они подпольно занимаются, насколько я понимаю, увлекаются джазом.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть они занимаются классической музыкой?

Л.ПЛАТОНОВА: Конечно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: А джаз – это так...

М.ДЕНИСЕВИЧ: Очень многие. Многие так, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оказывается, ничего не меняется за столько лет.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Да.

Л.ПЛАТОНОВА: Но зато они об этом открыто говорят.

М.ДЕНИСЕВИЧ: А еще есть, была очень замечательная совершенно ситуация, когда... Вот, мы говорим о том, что джазовая тусовка очень разная, что споры идут между людьми, членами жюри в том числе бесконечные, в том числе внутри проекта это все происходило. Очень много очень жарко мы спорили о джазе, наши участники. И вдруг Ирвин Мэйфилд, когда мы даем ему подачу, Алла задает ему вопрос и он говорит «Вы знаете, никогда мы не видели, чтобы так много спорили о джазе». Мы говорим «А в Орлеане тоже так спорят о джазе?» Он говорит «Нет, у нас его играют». Это была просто... Мы поняли, что это наш девиз.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все понятно. Алла, что?.. Все-таки, вы сказали в самом начале, что вы выступаете как такой дилетант в хорошем смысле слова. За то время... Сколько сейчас выпусков вы сняли уже, Любовь?

Л.ПЛАТОНОВА: 3.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что вы для себя, вот, самое необычное, неожиданное, что вы для себя в джазе открыли за время вот этой работы?

А.СИГАЛОВА: Ну, я такой дилетант дилетант, конечно...

Л.ПЛАТОНОВА: Можно я, вот, перед словом «дилетант»? Мне кажется, что...

Е.АФАНАСЬЕВА: Я в хорошем смысле. У Алексея Венедиктова журнал «Дилетант» называется.

А.СИГАЛОВА: Хороший, кстати, очень журнал. Я его читаю.

Л.ПЛАТОНОВА: И я периодически. Вот, мне кажется, что Алла для нас с Мариной... И мы сейчас не потому, что она сейчас рядом с нами. Алла Михайловна, заткните уши. Мне кажется, что она абсолютно стала для нас нашим таким профессиональным человеком, нашей профессиональной ведущей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Талисманом в том числе.

Л.ПЛАТОНОВА: Ну, талисманом, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, все-таки, узнаем у Аллы, что для вас было наиболее неожиданным открытием в этом искусстве?

А.СИГАЛОВА: Для меня, прежде всего, это такое количество молодых талантливых людей. Потому что, ну, я всегда слушаю. У меня огромная фонотека джазовая, и там, конечно, прежде всего, классика. Мои друзья, которые слушают такой уже, интеллектуальный джаз, они периодически меня снабжают дисками интеллектуального уже такого, суперсовременного джаза. Но я такой консерватор в джазе, я люблю Голливуд, я люблю Фреда Астера, вот такое.

Л.ПЛАТОНОВА: Простите, Алла Михайловна, но я не могу об этом не сказать. Это очень важно. Потому что, вот, есть настроение, есть какие-то ощущения, о которых сейчас говорит Алла. И когда она говорит, у нее глаз горит. И у нас такая же история случилась с Олей Ростропович, которая абсолютно случайно, придя на канал «Культура»...

М.ДЕНИСЕВИЧ: Мимо проходила, можно сказать.

Л.ПЛАТОНОВА: Мимо проходил человек и сказал просто фразу «Мне так нравится джаз».

Е.АФАНАСЬЕВА: И вы тут же этого человека взяли к себе.

Л.ПЛАТОНОВА: Говорю «Олечка, заходите к нам, пожалуйста». Потому что это очень важно, с каким настроением ты работаешь, с каким настроением ты заходишь на площадку, что ты хочешь, чего ты ожидаешь. И нам важно это передать зрителям, что не собираемся мы конфликты какие-то решать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, у вас получается. Вот, Евгения пишет «К сожалению, видела только первую программу. Очень стильно и элегантно. Браво». А Лев спрашивает «А почему в конкурсе нет тромбонистов?»

А.СИГАЛОВА: По-моему, мы уступили дорогу гитаристам.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Абсолютно правильно, да. У нас была даже девушка-тромбонистка, и было так жалко ее терять как героиню, да. Но так получилось.

А.СИГАЛОВА: Дилемма была.

М.ДЕНИСЕВИЧ: Нельзя объять необъятное, все-таки, к сожалению.

Е.АФАНАСЬЕВА: Андрей из Москвы пишет «Здравствуйте. Канал «Культура» не перестает удивлять. Когда-то в этой же студии девушки загадочно улыбались (это имеет в виду нашу с вами студию), что за «Большим балетом» будет что-то. Не обманули – сюрприз так сюрприз. А будет ли что-то после «Большого джаза»?» - интересуется Андрей.

Л.ПЛАТОНОВА: Обязательно будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас, Андрей, они так же загадочно улыбнутся.

Л.ПЛАТОНОВА: Обязательно будет. И мы уже готовимся приступать к следующему большому проекту нашего канала. Мы как-то полны сил и очень зарядились атмосферой джаза. И будем идти вперед. Будет продолжение «Большой оперы» в новом телевизионном сезоне. Ну и, конечно, еще сюрпризы, которые впереди подготовил главный редактор Шумаков для зрителей канала «Культура».

Е.АФАНАСЬЕВА: А балета продолжение? Алла?

А.СИГАЛОВА: Вот, у нас сидит... Мы вообще ничего не знаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вы не в курсе. К продюсеру, да.

А.СИГАЛОВА: Вот, у нас сидит единственный человек, который знает всё, потому что всё находится в ее голове и в голове нашего замечательного Сергея Леонидовича Шумакова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько всего выпусков и когда проект должен подойти к тому финалу, на который вы сегодня приглашали в жюри Алексея Козлова?

Л.ПЛАТОНОВА: У нс будет мало выпусков. Мы не идем на большие дистанции. Как и в балете их 7, и будет фильм большой заключительный (как 8-й эпизод мы его расцениваем) – это о создании проекта, о создателях, команде.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как называют киношники, making-of.

Л.ПЛАТОНОВА: Совершенно не хотела просто говорить это слово. Но и еще что мы сделали в этом году, мы показали дневники проекта «Большого джаза».

Е.АФАНАСЬЕВА: Как это делается.

Л.ПЛАТОНОВА: Как это делается. И каждый день, с понедельника по четверг, 2 раза в день можно посмотреть дневник, какая у нас интересная закулисная жизнь и кто они такие, эти потрясающие замечательные наши участники и члены жюри, и ведущие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Во сколько это, в какое время эти дневники выходят?

Л.ПЛАТОНОВА: В 11 утра. А повтор, по-моему, в 23:30.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Тогда мы... Так как вряд ли вы скажете что-то еще больше, чтобы удивить нашего слушателя Андрея, я желаю вам удачи с этими проектами, с тем, что у вас необычный... Как это правильно сказать? Трилогия эта. Чтобы она дальше продолжалась и становилась не только трилогией, а привлекали все разные искусства вы. Я думаю, что искусства, все-таки, не ограниваются только балетом, оперой и джазом. Возможно, кроме новых сезонов уже полюбившихся проектов будут и новые виды. Уважаемые наши зрители и слушатели, вы можете, я думаю, вполне предлагать не только идеи, но и участников для Любови Платоновой, для Марины Денисевич и для Аллы Сигаловой, которые делают проект «Большой джаз» на канале «Культура». Я хотела задать на сегодня, наверное, последний вопрос. В ближайшем выпуске (это третий будет) заинтригуйте, почему его надо не пропустить в эту субботу? Что в нем такого, уважаемые авторы?

Л.ПЛАТОНОВА: У нас будет, во-первых, Игорь Бутман.

Е.АФАНАСЬЕВА: Прекрасно. Ради этого уже стоит смотреть.

Л.ПЛАТОНОВА: Ради этого уже стоит. У нас будет соревнование нашего замечательного ведущего, про которого мы не сказали ни слова и которого мы нашли, так тщательно подбирали, искали. Это Вадим Эйленкриг, наш трубач. Находка канала «Культура». Это будет соревнование между двух трубачей, между Ирвином и Вадимом. Это будет восхитительный репертуар, так называемый American Songbook, где будут хиты, будут красивые исполнители, участники. Ну и, конечно, это драматичная история. Будет Алла Михайловна, Алла Сигалова (ну, мы уже проанонсировали Аллу Михайловну, поэтому я могу рассказать) танцевать с Ирвином. Будут, к сожалению, уходить наши участники, покидать наш проект. А мы надеемся, что зрители будут поддерживать и смотреть на молодых и талантливых ребят.

М.ДЕНИСЕВИЧ: И к тому же они будут все больше раскрываться, то, чего мы так ждали, постепенно. Потому что это происходит не сразу с ними. И они все больше будут, я думаю, нравиться зрителям.

А.СИГАЛОВА: Да, и потом это будет драматичная программа, потому что, действительно, уже, увы, убывают, уходят талантливые участники.

Е.АФАНАСЬЕВА: Успевайте посмотреть, пока они в эфире.

А.СИГАЛОВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, я прощаюсь с вами до следующего воскресенья.

Л.ПЛАТОНОВА: Спасибо, Лена, большое.

А.СИГАЛОВА: Спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена Афанасьева. Всего доброго, до свидания.

А.СИГАЛОВА: Лена, спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо.

echo.msk.ru/programs/tv/1076690-echo