20.05.2013 | 11:08

Спектакль Джеймса Тьере "Рауль" открыл показы Чеховского фестиваля в Москве

В Москве открылся Фестиваль имени Чехова. В этом году в афише почти двухмесячного театрального марафона – имена мировых звезд: Робера Лепажа, Мэтью Боурна, Жозефа Наджа. Но Чеховский не может существовать без открытий. И самое первое из них - спектакль «Рауль». Его автор Джеймс Тьере – внук Чарли Чаплина и правнук Юджина О’Нила. С постановкой, созданной в 2009-м, он объездил полмира. Рассказывают «Новости культуры».

Уже на первый спектакль Чеховского фестиваля не достать билетов. Зрительские очереди на входе и полный зал – это то, что до середины июля, скорее всего, будет на каждой постановке театрального смотра. Первый аншлаг в этот вечер собрал известный во всем мире Джеймс Тьере – актер, клоун, мим, акробат и танцовщик в одном лице.

Железное правило Джеймса Тьере: никаких интервью в день спектакля. Закулисный мир своих постановок он ото всех держит в тайне. Задолго до начала там – за сценой – не остается никого из посторонних – только он сам и несколько его помощников.

Публике остается только гадать, каким образом рождаются его постановки: откуда берутся то гигантские слоны, то доисторические рептилии. Главный персонаж спектакля нынешнего – некто Рауль. Практически все два часа действа он находится на нескольких квадратных метрах небольшого ковра. И отчаянно борется – то с внешним, то со своим внутренним миром. Робинзон Крузо и Дон Кихот в одном лице.

«Кто такой Рауль? С одной стороны – это настоящий герой, а с другой – обычный человек, – говорит Джеймс Тьере. – Начинается спектакль с того, что перед нами предстает очень закрытый человечек в своем каркасе, в своей чешуе, а потом он начинает раскрываться».

О своих спектаклях с прессой Тьере, вообще-то, говорить не любит. Как и его гениальный дед, смысл, эмоции предпочитает передавать без помощи слов.

Этот Рауль словно человек из сновидения – порой так хочет убежать от опасности, но не может, а порой – начинает летать. Спектакль, построенный на не слишком сложных фокусах и на простых эмоциях. Но глубоко метафоричный.

«О человеке, и каждый может разгадывать это по-своему, – отмечает народный артист России Игорь Ясулович. – Что такое человек, для чего он рождается на свет».

Коллеги по цеху до сих пор разводят руками – описать спектакли Тьере невозможно. Один французский критик даже как-то сказал – «это словно Льюис Кэрролл пришел в гости к Сальвадору Дали».

«Это какое-то волшебство, – отмечает режиссер, художественный руководитель театра имени А.С. Пушкина Евгений Писарев. – Я не первый раз на этом спектакле, но каждый раз я сижу и просто не верю, что такой человек может существовать, что такое может быть».

«Это такой серьезнейший тест на мастерство, потому что два часа мало того, что он один на сцене, он удерживает внимание, но он еще и не говорит, – считает режиссер, народный артист России Андрей Житинкин. – Это та магия, которая с надеждой заставляет думать, что театр – это не только слово, это чудо».

Московская публика Джеймса Тьере не отпускает долго, провожает стоя. Он для нее – на несколько минут продлевает свой спектакль – танцует на бис.

Теперь также тепло на Чеховском фестивале готовятся принимать сестру Джеймса – Аурелию. В начале июня внучка Чарли Чаплина приезжает в столицу со своим моноспектаклем.

Новости культуры

Все материалы темы>>>