26.09.2011 | 10:34

"Мцыри". Премьера в театре "Школа драматического искусства"

В «Школе драматического искусства» - премьера. 25-й сезон театр открыл спектаклем «Мцыри». Выбор, на первый взгляд, неожиданный. Но для экспериментального театра, который не ищет легких путей, вполне закономерный. Перенести поэму Лермонтова на сцену - задача невероятная сложная. Режиссер Константин Мишин придумал ход, который помог превратить поэтическое произведение в театральное действо. Рассказывают «Новости культуры».

Что было вначале – слово, движение или музыка? Школа драматического искусства как площадка для постоянных экспериментов – с ритмами, телом актера, звуками…

Перед выходом на сцену – гимнастическая разминка. Здесь для каждого артиста – дело обычное.

«Большинство актеров в нашем театре как-то самостоятельно занимаются разными практиками, – говорит актер Георгий Фетисов. – Я сам по себе занимаюсь, и это очень помогает, и для физики, и для энергии».

Новый сезон, новый эксперимент. Своего «Мцыри» Константин Мишин создавал больше двух лет. Сначала – как моноспектакль. Затем текст одного персонажа разложил на три части. На сцене, в итоге – три разных героя, три разных актера. Мцыри, окрыленный надеждой, Мцыри Борьбы и Мцыри Поверженный.

«Почему ее никто никогда не пытался воплотить на сценической площадке? Потому что те состояния души, те состояния воли, те взрывы эмоций, которые переполняют главного героя, воплотить их без тела просто не возможно», – рассказывает Мишин.

Не драматический спектакль – постановка для трио с оркестром. Трем Мцыри подыгрывают не только артисты. Есть хор монахов, музыка виолончели, музыка текста, и, конечно, музыка тела.

«Тело помогает говорить, а слово помогает двигаться, – говорит хореограф Ирина Гонто. – Нет такого, чтоб мы могли обратиться куда-то, где так уже делают, и мы бы переняли чей-то опыт, тоже такой помощи нет, тоже приходится прорубать мачете. Просто идешь и не знаешь, с чем столкнешься. Как поведет себя тело».

Естественность как главный принцип. Даже аскетичные декорации из природных материалов. Пространство игры – между четырьмя стихиями: есть и земля, и огонь, вода, воздух. Спектакль старались построить на символах.

«У меня есть образ птицы Сфинкс, которая сгорает в своем пепле, а потом возрождается, – рассказывает актер Евгений Поляков. – И таким образом Мцыри проживает огненные три дня, а потом в исповеди проживает их вновь уже как бы в поэтическом мире».

Мир поэтический – текст классика – постановщики оставили не тронутым. Так что «Мцыри» спустя почти два века после литературной премьеры воплощен и на театральной сцене.