07.05.2013 | 10:56

135 лет назад Томас Эдисон изобрел фонограф

В этом году исполнилось 135 лет фонографу – изобретению Томаса Эдисона. Сам изобретатель был настолько поражен собственным открытием, что сказал: «Никогда я ещё не был так ошеломлен в моей жизни. Я всегда боялся вещей, которые работают с первого раза». Об истории родоначальника музыкальной индустрии рассказывают «Новости культуры».

Говорящая человеческим голосом коробка 135 лет назад воспринималась не иначе как «необъяснимое чудо природы». Ее изобретателя – Томаса Эдисона считали магом, способным поместить в железный сундучок чревовещателя. То, что фиксация звука, наконец-то, стала возможной, и что это чудо техники стало началом эры аудиозаписи, осознали чуть позже.

«Легенд много, – говорит директор Российского государственного архива фонодокументов Владимир Коляда. – Вообще-то, как записать звуковую дорожку, знали древние греки – проткнуть тоненькую фольгу золотую тонкой иголочкой. Если ее поднести ко рту – громко говорить, то на закопченном стекле иголочка что-то процарапает. Но это нельзя было зафиксировать и произнести».

Как и все великие открытия, изобретение фонографа произошло случайно. Работая над улучшением телефона, Эдисон запел над мембраной, к которой была припаяна игла. Из-за дрожания пластинки, игла уколола изобретателю палец, сыграв таким образом роль Ньютонова яблока – подав идею. Это было в 1877 году. Через год прибор продемонстрировали на родине Эдисона в Америке, а еще через год фонограф оказался в России. Одним из первых его опробовал Лев Толстой.

Писатель часто пользовался фонографом – записывал на валики, как на диктофон, ответы на письма. Но это не единственный способ использования прибора. Эдисон – не только изобретатель, но и хороший предприниматель, предлагал десять вариантов применения новой супер-машины. В их числе – запись последних слов умирающего. Но, несмотря на все старания мастера, изобретение оказалось не идеальным. Об этом, как никто другой знает Федор Некрасов, который в наше время продлевает жизнь этим приборам.

«Почему эти механизмы умерли быстро? Эти валики уж очень нежные, – поясняет Федор Некрасов. – Воск специально приготавливался, он вытапливался долго, чтобы он твердел. Все равно стиралось быстро. Несмотря на то, что мембрана с иглой касается очень легко, и, тем не менее, стирание происходило».

Еще один – основной – недостаток фонографа – запись нельзя тиражировать. Чего не скажешь о граммофоне. В 1887 году Эмиль Берлинер предложил записывать звук на граммофонную пластинку – плоский диск. Первый вариант был из цинка – страшно скрипел, но звук воспроизводил. Только через десять лет грампластинка приобрела привычный нам вид. Началась жесткая конкуренция двух приборов. Граммофону победить помогли конструктивные особенности.

«На фонографе иголка записывает звук, протыкая дорожку вглубь, – рассказывапет коллекционер Михаил Куницын. – А на граммофонной пластинке – поперечная дорожка. Каждый способ записи получил свое название. Шрифт Берлинера – для граммофонной пластинник – горизонтальная запись и шрифт Эдисона – вертикальная запись для фонографа».

Исключение из правила – пластинки с шрифтом Эдисона. Их выпускала фирма Пате, которая подарила название еще одному аппарату – патефону – портативному граммофону, со спрятанным в корпусе раструбом. И сейчас уже сложно представить, что один укол пальца перевернул все представления о записи звука.

Новости культуры