06.05.2013 | 11:36

Гастроли Штутгартского балета в Большом театре завершились великолепным гала-концертом

Хореографы с мировым именем считают за честь работать с этим коллективом. Уже более 50 лет артисты Штутгартского балета демонстрируют непревзойденное мастерство – от классики до современного танца. В немецкую труппу приходят с новыми идеями, чтобы воплотить самые смелые проекты. В Большом театре состоялся гала-концерт «Шедевры Штутгартского балета», составленный из фрагментов лучших спектаклей. Рассказывают «Новости культуры».

«Приношение Большому» – посвящение Джона Крэнко Галине Улановой. Они познакомились во время гастролей Штутгартского балета в 1972 году. Тогда балерина подарила хореографу сценический костюм. В ответ Крэнко поставил два номера – «Приношение» и «Легенду» – в лучших своих традициях – с головокружительными вращениями, бросками, верхними поддержками.

Через несколько минут шляпа будет сорвана – начнется «Укрощение строптивой». А пока на сцене Татьяна и Онегин. Этот дуэт звезды обычно включают в свои гала. Зрелищный, выразительный, динамичный.

Фридеман Фогель, боровшийся с роком Ромео, в этот вечер – умирающий от любви Онегин. Говорит, драматические партии держат в тонусе тело и душу.

«Мы не загоняем себя в какие-то рамки, – признается Фридеман Фогель. – Танцуем классику и модерн. Но изначально все-таки заряжены на балеты, поставленные Крэнко. Они определяют лицо Штутгартбалета».

Крэнко задал тон, стал образцом не для подражания – для импульса. Итальянец Мауро Бигонцетти поставил в Штутгарте пять балетов. В «Красках Казимира» танцовщики сражаются с силами притяжения и отторжения, никто не обещал, что будет легко.

«Большая часть танцовщиков – выпускники балетной школы, основанной Джоном Крэнко, – рассказывает премьер Штутгартбалета Александр Зайцев. – Главный принцип, которого – если ты в труппе – танцуй. Такой шанс здесь не упускают: едут со всего мира. 27 национальностей – общаются на немецком и английском. Особо талантливые, как Дуглас Ли, и танцевали, и ставили. Этот номер на музыку Майкла Наймана, которая обычно звучит в фильмах Питера Гринуэя, по динамике – почти одноактный балет.

«Штутгартбалет – привлекательное место для хореографов, – рассказывает худрук Штутгартбалета Рид Андерсон. – Многие из них – ученики Крэнко, считают труппу своим домом. Но здесь не только мэтры. Мы всегда в поиске новых имен – главное чтобы это было неожианно, интересно, свежо».

«Маленькие чудовища» на песни Элвиса Пресли результат работы еще одного штутгардца – Демиса Фольпи. За этот номер он получил премию Эрика Бруна в Канаде в номинации «лучшая молодая хореография».

Приглашая на постановки хореографов, в Штутгарте делают ставку на неожиданность. Как реагировать на этот номер публика вначале не знает. А ведь это знаменитая пародия на классику Кристиана Шпука.

Зрители начинают смеяться буквально через несколько секунд. Под музыку Россини балерина и премьер разыгрывают настоящее комик шоу. Шпук тот еще провокатор – невероятные авангардистские проекты дело его рук.

«Вначале новые идеи кажутся страшными, думаешь такое никогда не станцуешь, – говорит солистка Штутгартбалета Элиза Баденес. – Но проходит время, ты узнаешь стиль хореографа, проникаешься его идеями и понимаешь это здорово».

Что ни номер – то шедевр, что не имя – то величина. Неиссякаемый Ханс Ван Манен поставил 20 балетов. «Даму с камелиями» Джон Ноймайер делал прицельно для Штутгарта. Это разнообразие стилей, жанров, имен держит танцовщиков в тонусе. Интригует зрителей. На премьеры следующего сезона все билеты в Штутгарте проданы.

Новости культуры