28.09.2011 | 10:48

Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения Ольги Лепешинской

«Она несла в себе энергию счастья» - говорили об Ольге Лепешинской. Сегодня со дня рождения великой балерины исполняется 95 лет. Одна из самых титулованных солисток Большого театра свой успех объясняла «технически» - когда танцевать легко, на лице нет физического напряжения, которого не могут скрыть даже очень «сильные» исполнительницы. И все же, ее сила была не в технике. В 1953 году, танцуя главную партию в балете «Красный мак», в первом же акте Лепешинская сломала на сцене ногу. Но продолжала танцевать. Публика не заметила ничего. Рассказывают «Новости культуры».

В Большом Ольга Лепешинская, появилась в тридцать третьем. И стало понятно, пришла девушка с характером. Неутомимая, веселая, дерзкая. Она несла стихию радости в танце. В тридцать пятом уже танцевала Суок, дублируя Суламифь Мессерер в «Трех толстяках». Ее зашкаливающий темперамент восхищал публику, пугал звездных конкуренток. А ведь рядом блистали легенды – Семенова и Уланова.

«У Улановой была техника намного слабее, чем у Лепешинской, такой техники тогда вообще не было», – вспоминает народный артист СССР Михаил Лавровский.

Вадим Гаевский видел «Золушку» Лепешинской в сорок шестом. До сих пор помнит, ее вариации со швабрами, как она гоняла с комсомольским задором мачеху и сестер.

«Там была великая война с Улановой, – говорит он. – Ольга выиграла эту войну, она танцевала премьеру, первый спектакль».

Ученицы хореографического училища делились на три группы – поклонницы Семеновой, Улановой, Лепешинской, подражали танцу, одежде, манерам. Сама Лепешинская часто вспоминала годы учебы: как на спор вертела не тридцать два – шестьдесят четыре фуэте. А ведь именно это движение так не давалось ей.

«Ольга Васильевна рассказывала, как мама платила деньги сторожу, приходила и крутила фуэте, сдвинулась, ударилась, и поэтому кадры как вихрь», – говорит Николай Цискаридзе.

Ее яростную, ярко-оранжевую Китри, до сих пор никто не перегнал. За кулисами костюмерши частенько держали балерину за юбку, чтобы та раньше времени не выскочила на сцену.

«Энергетика ее таланта захватывала зрительский зал, – говорит Михаил Лавровский. – Эта была стихия на сцене».

Ее жизнь – образцово-показательная в Советском Союзе. Дед – дворянин, но вольнодумец, отец – коммунист. Одно время соседями Лепешинских в Кремле были Ульяновы. Ей покровительствуют Сталин и Молотов. «Пламя Парижа» в Большом вождь всех времен и народов смотрел семь раз, и только когда танцевала Лепешинская. Она прошла с фронтовой бригадой войну. Танцевала на грузовиках, в госпитале, и даже на песке. Балерине признавался в любви Пришвин, о ней восторженно писал Эренбург, а Немирович-Данченко звал в драматические актрисы.

«Нельзя назвать ее классической красавицей, но столько обаяния, кокетства, огня, что нельзя не влюбиться», – говорит Цискаридзе.
Лепешинская одна из немногих умела держать зал, но так и не нашла своего хореографа. Танцевала то, что давали. Закончив карьеру, учила балету своих учениц в Большом театре и в Европе. В конце жизни – большая драма – отказали ноги, но даже тогда она стремилась в театр, где чувствовала себя свободной и счастливой.

К 95-летию со дня рождения Ольги Лепешинской смотрите документальный фильм «Диалог с легендой». Он выйдет в эфир сегодня в 20.05.

Читайте также: 

Ольга Лепешинская: «Я танцевала легко»