29.09.2011 | 09:49

Состоялась московская премьера "Елены" Андрея Звягинцева

Фильм Андрея Звягинцева «Елена» – творение, плоды которого собирались еще до его окончательного созревания. А урожай превысил мыслимые ожидания. Его фестивальная жизнь удалась. В полной мере оцененными оказались все составляющие – от сценария до общего впечатления, осознанного уже на титрах. И все-таки это тот самый фильм, о котором не нужно много говорить – его стоит посмотреть, хотя бы для того, чтобы составить свое мнение. Теперь это возможно, потому что состоялась его российская премьера. Рассказывают «Новости культуры».

Фильм Андрея Звягинцева, на который «особым взглядом» посмотрел Эмир Кустурица, о котором с придыханием говорили фестивальные критики в Москве и Торонто. Теперь «Елена» предстала и перед российским зрителем. Создатели фильма, коллеги режиссера говорят: это уже успех.

«Я отложил дела в сторону и пришел посмотреть фильм Звягинцева», – говорит Олег Табаков.

«Я знаю, что это кино, которое я люблю, а именно: кино о нашей жизни, о нас, – говорит Валерий Тодоровский. – Поэтому дай бог, чтобы бы как можно больше публики».

Надежда Маркина на этой премьере поначалу, словно в образе своей героини: неброский костюм, отсутствие макияжа. Потом призналась, за плечами оставила съемочный день – на площадке другого фильма. Принимать соответствующий статусу вид пришлось прямо на месте. Но праздник даже усталость не портит.

«Это самый главный праздник, потому что снимали-то мы для россиян, поэтому, конечно, хочется, чтоб кино здесь понравилось, чтобы кино поняли», – говорит актриса.

Представляют фильм московской публике так же, как делали это в Каннах, в Сочи, Торонто. Поклоны от всей съемочной группы. От режиссера – одна-единственная просьба: «Даже не из уважения к создателям картины, а из уважения к сидящим рядом с вами. Пожалуйста, выключите свои мобильные телефоны. Фильм очень тихий и требует внимания».

Кажется, обычная бытовая драма – сюжет, будто из криминальных сводок. Но кисть Звягинцева создает совсем другую картину – без лишнего натурализма, без «чернухи». Фильм с философскими, даже библейскими смыслами.

«Чем отличается от других режиссеров? Наверно, некой стойкостью по отношению к внешним влияниям существующей индустрии, существующего вкуса и существующим потребностям», – говорит Алексей Серебряков.

Конфликты отцов и детей, «принцев и нищих». Звягинцев поначалу собирался снимать картину о конце света, получилась об Апокалипсисе в отдельно взятой семье.

«Огромное счастье говорить режиссеру искренние слова после премьеры, – делится своими ощущениями Гарри Бардин. – Если я его увижу сегодня – после премьеры – я мечтаю сказать хорошие слова».

Сам режиссер о смыслах своей картины, о символах рассуждает неохотно. Критики этим пользуются. Кто-то фильм сравнивает с горьковской «Вассой Железновой», кто-то с мифом о Елене Прекрасной, что сама развязывает войну. Сходятся в одном – это кино, которое нужно смотреть.