29.09.2011 | 19:41

Тайны ремесла от Уильяма Кентриджа

Рисунки, фильмы, коллажи, графика, скульптура, книги, сценические проекты - нет, наверное, сферы, в которой ни попробовал свои силы один из самых известных художников Южной Африки Уильям Кентридж. Обладатель престижного приза Киото за вклад в развитие искусства и философии – свои работы он называет «исследованиями». А изучает самые разнообразные явления – от политических конфликтов и войн до русского авангарда. Рассказывают «Новости культуры».

Слава пришла к Уильяму Кентриджу после того, как в 90-е он впервые показал серию коротких мультипликационных фильмов, рассказывающих об апартеиде в Африке. Кентридж, отец которого был адвокатом Нельсона Манделы, открыто демонстрирует свою социальную позицию Открытость – это вообще главная черта творчества Кентриджа. В анимированных фильмах он показывает не столько результат, сколько сам процесс рождения искусства.

«Студия, которую вы только что видели, это арена, – рассказывает художник. – Когда я там нахожусь, я часами размышляю, выдумываю. Называю это продуктивным жертвоприношением. Когда я работал над оперой «Нос», то ключевыми были последние 6 недель, когда мы репетировали на сцене. А первые 120 недель это был только я, я в студии. Это было долгое слушание, прислушивание к музыке Шостаковича. Настоящее сумасшествие».

В видео-инсталляции, посвященной опере «Нос», которую Кентридж поставил вместе с Валерием Гергиевым в Метрополитен-опера, художник изучает последствия русской революции и судьбу русского авангарда. Гоголевский нос свободно перемещается по экрану. Технику, в которой работает Кентридж, он сам называет кинематографом для бедных. Художник рисует углем на бумаге, затем снимает рисунок на пленку, так рождается первый кадр. Следующий - он рисует на том же листе. Собственно все кино нарисовано на одном листе – зритель видит затертые места, исправления. Это еще один из художественных манифестов Кентриджа. Он настаивает на том, что зрители должны видеть все его сомнения и творческие метания.

«Во всех своих проектах я хотел подчеркнуть тему неопределенности, – говорит Кентридж. – Когда есть люди, у которых есть полная монополия на контроль за знаниями, языком, мыслями, убеждениями, то все это приводит к катастрофе. Все мои проекты создают пространство для сомнений и неопределенности – в противовес уверенности и ясности».

Определенно можно сказать только то, что ничего определенного Кентридж своим искусством не проповедует. Процесс творчества для него важнее результата. Художник тратит недели на обдумывание замысла, фиксируя этот процесс на пленку. Но даже после того, как художника посещает идея очередного произведения, он готов с легкостью от нее отказаться. Не случайно его любимая цитата – «Я не я и лошадь не моя»: «Это как в «Носе» Гоголя, где он рассказывает некую историю, но при этом комментирует: Я не связан с этой историей. Почему вы должны верить в это? Это чушь, ерунда, смехотворно! Это вообще не моя история! Я не писатель! Я не имею к этому отношения. Я не я и лошадь не моя! До свидания!»

Читайте также:

Масштабная ретроспектива работ Уильяма Кентриджа открылась в «Гараже» >>>