30.09.2011 | 11:25

Памятники архитектуры в современном мегаполисе. Технология выживания

«Denkmal» в переводе с немецкого значит «памятник», и также называется международная выставка хранителей объектов культурного наследия. Раз в два года она проводится в Лейпциге под эгидой ЮНЕСКО. Только однажды она проходила в китайском Шанхае. Российские реставраторы всегда принимают в ней самое активное участие. В следующем году, который будет годом культурного обмена между Россией и Германией, российские специалисты в области охраны наследия приглашены в Лейпциг на особых условиях – Россия объявлена специальным гостем. Вероятно поэтому, впервые за двадцатилетнюю историю «Denkmal», ее организаторы решили провести выездную выставку в Москве. Рассказывают «Новости культуры».

Чтобы и волки сыты, и овцы целы. Как сохранить памятники истории и архитектуры, не забывая о нуждах меняющегося мира? – главная тема первой московской Denkmal – ведущей европейской выставки по реставрации памятников.

Руководитель столичного департамента культурного наследия Александр Кибовский отчитывается: возмущение общественности повлияло на план реконструкции московского квартала Кадаши. Общественность оценила.

«Новый вид Кадашей вселяет оптимизм, – говорит активист «Архнадзора» Константин Михайлов. – Небо и земля, что называется».

Департамент использует свой выставочный стенд для гласности – рассказывает о планах реставрации памятников Москвы. Они грандиозны. Не так давно застройка в центре города была ограничена, а бюджет на реставрацию увеличен: в будущем году на охрану наследия столица потратит 17 миллиардов рублей. На неожиданно выросшем рынке особенно остро ощущается нехватка профессионалов: проектировщиков, реставраторов и даже просто строителей. К технологичному выполнению больших, массовых заказов российская реставрационная школа не очень приспособлена.

«Она ориентирована не на химический анализ, работа , ручная работа, для памятника - единственно возможный», – говорит Кибовский.

Маленький кровельщик показывает мэру Москвы как на станке работать – мастерство это передалось ему, как в средневековье, от отца и деда. А вот все те же купола – форма традиционная – технология новая – в прошлом конструкторы космических аппаратов придумали облицовывать купола фарфором. Мастерство реставратора – оно сегодня где-то между средневековьем и инновациями. В России это ощущается остро.

«В научном отношении ваша реставрационная школа ничем не уступает немецкой, – говорит член экспертного совета выставки Denkmal Манфред Гернер. – Но в том, что касается практики, оборудования и новых материалов – мы лидируем. Впрочем, есть и такие специалисты в России, у которых мы не устаем учиться. Меня, например, всегда поражало мастерство российских литейщиков».

Манфред Гернер в 80-е участвовал в реставрации городов Золотого кольца, и до сих пор курирует проекты то во Владивостоке, то в Тюмени. У России и Германии в деле реставрации – много общих дел. Настоятель Лейпцигского храма святого Алексия приехал в Москву искать помощи. Единственный в Европе шатровый храм XIX века по проекту архитектора Покровского нуждается в реставрации. Кстати, это памятник давно приспособлен к существованию в современном мире. По словам настоятеля русского храма-памятника в Лейпциге протоирея Алексея Томюка, в нем один-два раза в неделю проходят службы, а все остальное время он открыт для посетителей, как для наших соотечественников, так и для немцев.

Протоиерей Андрей Речицкий, настоятель московской церкви, которая с 1512 года постоянно перестраивалась, знает – реставрировать необходимо, чтобы вернуть людям память.

«На сегодняшний день фасад нашего храма, который выходит на улицу Ильинка, такой же, как фасад гаража, в который заезжают машины, – говорит протоирей Андрей Речицкий, настоятель Храма пророка Илии. – Поэтому, собственно, улица Ильинка и не может увидеть, почему же она так называется».

Отреставрировав, Храм пророка Илии превратят в церковно-археологический комплекс. Поиск компромиссов между церковными нуждами и мирскими, между традиционным мастерством и новыми технологиями, между служением и рынком – реальность современных хранителей культурного наследия.