24.04.2013 | 10:34

Впервые в Москве открылась инсталляция японской художницы Сиоты Тихару

Вечные темы в черных нитях и белых платьях – так видит мир японская художница Сиота Тихару. Ее инсталляция под названием «Скрещенья» открылась в московском «Манеже». Тихару изучала живопись в Киотском университете, училась искусству перформанса у Марины Абрамович и Ребекки Хорн. С нитями художница начала работать в 92-м году. По словам мастера, ее работы чем-то напоминают ветви зимних деревьев в парке. А белое платье олицетворяет пустую оболочку, обитающую в пространстве между мирами. Свою технику Сиота называет «рисованием в воздухе». На пятистах квадратных метрах, где смешались романтика и японский хоррор, побывали корреспонденты «Новостей культуры».

Как будто графика ожила – четкие чернильные линии сошли с листа бумаги и наполнили пространство – более двухсот километров нитей, десять платьев и огромная площадка для раздумья. Что здесь – несостоявшаяся свадьба, утонувшая в паутине времени, или мечты о чистоте, которые навевают эти двухметровые белоснежные платья? Смысл инсталляции так же таинственен, как и она сама.

«В данном случае должна быть визуально красивая концепция, – считает куратор Мария Салина. – Платья, когда они превышают реальный размер, уже являются объектами. Они перестают быть предметами бытовыми, которые нас окружают. Это уже отрыв от действительности».

«Наряду с выставками-познаниями, которые проходят в Манеже, нужны выставки-эмоции, – говорит галерист Марина Лошак. – И мы очень к этому стремимся. Это один из тех художников, который эти эмоции дарит людям. Когда ты оказываешься в этом волшебном лесу из нитей, абсолютно особые чувство возникают».

В шахматном порядке, спрятанные за множеством шерстяных треугольников, эти платья – как призраки – души людей или их вторая кожа. Сиота Тихару в своих проектах всегда использует вещи, уже бывшие в употреблении. Но не в этот раз.

«Это ее фирменный стиль, – говорит ассистент Сиота Тихару Кларисса Сайда. – Нити, огромное пространство и вещи. Обязательно ношенные. Например, старая обувь, одежда или сгоревшее пианино. А вот эти платья новые, их сшили здесь – в Москве. Но мы все равно верим, что у них есть воспоминания, например, о тех, кто их шил».

За несколько дней монтажа выставки у платьев, наверняка, появились еще воспоминания – о волонтерах, которые плели эти черные коконы. И продолжают до сих пор. Еще неделю, при посетителях, они будут вязать узлы, думая о смысле этой композиции.

«Такой кропотливый подход к работе мне очень близок, – отмечает дизайнеор Анастасия Дотова. – Я сама в своих иллюстрациях рисую нечто подобное, но на плоскости. Знаете, люди, которые читают мантры, они учатся концентрироваться на каком-то объекте. По сути это тоже чему-то учит. Но сформулировать я это смогу только позже».

Паутина растет с каждым часом – она свисает с потолка, как и платья, окутывает углы, стены, и как будто хочет вырываться наружу. Нити здесь вместо карандашей. Пространство – вместо холста.

Нити должны быть обязательно шерстяными – из натурального материала, который хранит воспоминания. А они для Сиоты – основной источник вдохновения. Нити черные связывают нас с космосом, в который, по мнению художницы, мы все обязательно вернемся

Новости культуры