06.10.2011 | 10:36

В Доме Русского Зарубежья открывается выставка художника Александра Арнштама

Дом Русского Зарубежья возвращает забытые имена и представляет выставку работ Александра Арнштама – блестящего живописца, рисовальщика, книжного графика, художника кино. В двухтысячном году ретроспективная выставка мастера состоялась в Петербурге, в Русском музее. Нынешняя экспозиция – первая в Москве, родном городе автора. Все работы предоставил сын художника Кирилл Арнштам. Впрочем, от отца он унаследовал не только коллекцию. Рассказывают «Новости культуры».

Кирилла Арнштама из России увезли двухгодовалым младенцем, сейчас ему 92. Он вернулся в Москву с драгоценным архивом своего отца – художника Александра Мартыновича Арнштама.

«Все работы, которые мы таскали из гостиницы в гостиницу, в конце концов, остались у меня», – рассказывает Кирилл Арнштам.

Среди этих работ виртуозные портреты великих современников Александра Арнштама: Сергея Прокофьева, Алексея Ремизова, написанные, будто иероглифы.

Александр Арнштам был человек разносторонним: изучал философию и анатомию в Берлине, право в Москве, живописи учился в студии Константина Юона и в парижской академии Ла Паллет. Он был человеком Серебряного века: иллюстрировал книги Волошина, Анненского, Набокова и Чуковского, участвовал в выставках «Мир искусства». В 19-м году был арестован ВЧК. Пройдя Бутырскую тюрьму, вырвался в Берлин. И здесь новый поворот – стал одним из первых профессиональных художников кино. В двадцатые кино-жизнь в Берлине кипела, Арнштама приглашали консультантом на фильмы по русской тематике.

«Чтобы делать русские фильмы без «клюквы», нужна исключительная память», – говорт Кирилл Арнштам.

Кроме исключительной памяти на детали русской жизни у Александра Арнштама был еще и опыт работы театральным художником. До революции он делал декорации к спектаклям Московского художественного. В кино же просто влюбился, по словам Кирилла Арнштама, он «просто обожал эту работу».

Десять полнометражных фильмов 20-х – 30-х годов снято в декорациях и костюмах, придуманных Александром Арнштамом. Самый известный из них – «Катя» режиссера Мориса Турнера с юной Даниэль Дарье в роли Екатерины Долгоруковой. Снят уже во Франции, в 38-м. Во Францию Александр Арнштам бежал от Третьего Рейха в составе съемочной группы.

Но война преследовала. В ночь, когда въехали немцы в Париж, он был в панике, что его найдут – он вырезал из всех картин кусочки, на которых было написано Берлин, а потом говорил, я с ума сошел.

В военные годы Кирилл Александрович Арнштам был в Сопротивлении, выправил отцу- художнику такие вот документы - на фамилию Дюнуайе. Тот всю войну рисовал по памяти русские пейзажи, позже, живя в Пале Руаяль, стулья – те самые, которые вдохновляли и фотографа Робера Дуано. Кстати, они дружили. Уже 82-летним, Александр Арнштам инициировал постановку балета по роману Золя «Нана» в Страсбургском театре. Написал либретто, придумал декорации и костюмы. И, кажется, эта неуемная энергия наследственна. Его младший сын Кирилл Арнштам не устает рассказывать о своем отце и продолжает, как и отец, много рисовать. Ведь он тоже - художник. Последний художник первой волны русской эмиграции.