10.10.2011 | 10:34

"Холст, масло, смешанная техника" - ингредиенты нового спектакля

«Холст, масло, смешанная техника»… Кому придет в голову превратить надпись с маркировки картины в название спектакля, да еще музыкального? Для этого надо, по крайней мере, быть художником, режиссером и экспериментатором в одном лице – таким, как Дмитрий Крымов. Ему уже удалось преобразовать искусство сценографии в «театр художника». Теперь Крымов взялся за преображение оперы. Рассказывают «Новости культуры».  

Самое синтетическое из искусств и великий синтезатор Дмитрий Крымов встретились. Теперь солисты оперы «свингуют» в ластах. Продолжают любовный дуэт в аквариуме. «Это было необычно в квадрате!» - признается солистка Наталья Мурадымова. Оркестранты играют прямо на кухне малогабаритной квартиры под гвалт из телевизора. Хор мальчиков следит за дирижером по видеопроекции. «Я нахожусь там наверху - дирижирую спиной к сцене, лицом к камере, все на слух, хор внизу, оркестровая банда внизу», - объясняет дирижер Алевтина Иоффе. Рабочие сцены активно участвуют в действии. «Целая армия, моя армия мальчиков, которые делают все эти перестановки очень быстро. Они совершенно не привыкли же быть на сцене, быть частью спектакля, а здесь они именно часть», - говорит художник Вера Мартынова.

«Холст, масло, смешанная техника» - музыка современная, режиссура современная. «Это не то, что раньше композиторы писали музыку, а режиссер уже что-то пытается с ней делать», - отмечает композитор Кузьма Бодров.

Дмитрий Крымов - сюжет, Кузьма Бодров - музыка, Вера Мартынова - среда. Каждый со своим инструментом участвует в этом джем-сейшен, чтобы показать - только воображение поможет понять, насколько сложна реальность. «Если присмотреться к смешному - знаете, как у Гоголя, окажется вовсе несмешным. Комическое - трагическим, маленькое - большим. Если присмотреться», - говорит режиссер Дмитрий Крымов

Как режиссер Крымов играет со смыслами, так композитор Бодров - с музыкальными темами. «Каждая сцена начинается с чего-то очень знакомого, буквально с прямой цитаты, а развивается так, что слушатель не понимает, где он находится?» - раскрывает кухню Кузьма Бодров.

Первая часть - по картинке - гиперреализм, по музыке - центон из немецкой традиции. С цитат из опер Моцарта на песни гитлерюгенд, от Рихарда Штрауса к тирольскому пению - драматическая актриса Анна Синякина перескакивает, как телевизор - с канала на канал.

Во второй части - визуально - соцреалистической, по музыке - коллаж итальянской оперы и украинской песни - купание мальчиков на реке плавно переходит во Вторую мировую.

Третья часть - джазово-цирковая - вся фейерверк - в конце - два бездыханных тела. В четвертой - тема колыбельной из фильма «Цирк» с Любовью Орловой переходит в приглушенный трагический плач. Бутафорские слоны, женщины с младенцами на руках и хористы в черных пальто - все смешалось: что-то оплакивают, о чем-то грустят. Невыразимое обретает сценическую форму. Поэты оперной сцены выходят на поклон.