18.04.2013 | 11:08

"Весна Священная" в хореографии Вацлава Нижинского на фестивале в Большом театре

Балет Игоря Стравинского «Весна священная», поставленный в Париже Вацлавом Нижинским в 13-м году прошлого века, провалился на первом же представлении. Музыка, хореография, декорации – все было сделано вопреки привычным для публики канонам. Впрочем, автор декораций и костюмов Николай Рерих уже тогда был уверен: рано или поздно работу оценят. Спустя сто лет в Большом театре «Весна священная» в хореографии Нижинского закрывает фестиваль, посвященный столетнему юбилею балета. Рассказывают «Новости культуры».

Эти четыре тетради на вес золота. В них Нижинский предложил систему записи танца – эти градусы, графики, круги, обозначают повороты тела, движение рук, позиции ног. Рукописи датируются 17 годом. В музей Большого они пришли много позже.

«Тетради попали в 71 году, – рассказывает главный хранитель музея Большого театра Екатерина Чуракова. – Супруга Нижинского Ромола передала в Большой театр. Хранились в фондах».

Эти черновики впервые увидели так близко на генеральном прогоне «Весны священной» Финского национального балета. Труппа в 94-м восстановила историческую редакцию той скандальной «Весны», сломавшей в тринадцатом году классические каноны танца.

«Мы начали работу над спектаклем в семидесятые, – рассказывает художественный руководитель Финского национального балета Кеннет Грев. – Нам понадобилось 25 лет, чтобы сделать «Весну Священную». Очень серьезная работа была с архивами: мы изучали все визуальные материалы – фотографии, картины, рисунки, записи. Работали с людьми, которые видели и помнили спектакль, среди которых сестра Нижинского».

Тяжелые, многослойные костюмы. Громоздкая обувь на тесемках – они постоянно путаются. Гримеры запасаются шпильками – крепят косы, чтобы не слетели от быстрых, резких движений. Клеят усы и бороды – в них жарко. Но главное – эти прыжки, заломы рук, носки ног, вывернутые не наружу, а внутрь в пику традиции.

«Самое сложное – это выворотная позиция, – признается танцовщик Финского национального балета Тему Тайнио. – Постоянно нужно держать ноги в таком положении и слушать музыку и считать».

В основе этой «Весны» – жертвоприношение. Разговор языческого племени с темными богами. Готовность платить за солнце, дождь, большой урожай жизнью самой красивой девушки.

Танцуя партию избранницы, Мирра Оллила, каждый раз думает, что не дотянет до финала. Ее героиня в центре ритуального круга долго ждет этого танца на грани не только эмоционального – физического страдания.

«В физическом плане очень тяжелый балет, когда я умираю на сцене, я физически это чувствую, – говорит танцовщица Финского национального балета Мира Оллила. – Даже руки разбиваю о сцену».

На десять лет «Весна» исчезла из репертуара финской труппы. Ее восстановили для фестиваля в Москве. Впервые привезли в Россию вместе с балетами Йохана Ингера и Иржи Килиана. Кеннет Грев долго вымаливал у Килиана разрешение на постановку самого знаменитого его шедевра «Белла фигура» – в переводе с итальянского – сложная игра слов – ближе всего к которой чеховское – в человеке должно быть все прекрасно...

«Я сказал, что хочу показать этот балет в Большом, – рассказывает Кеннет Грев. – Килиан долго не соглашался, потом дал трех ассистентов и взял слово, что не изменю ни одного движения».

Таким «Болеро» Равеля здесь не видели. Это не Бежар с его точным танцем на столе. Большой шутник Йохан Ингер одел танцоров в котелки и плащи, заставил лазить по заборам, выяснять отношения и вывел на прогулку сумасшедшего.

«Хореограф говорил мне – главное, отключи голову, – рассказывает премьер Финского Национального балета Самули Паутанен. – Не думай, что ты псих…И посмотри вокруг, а вокруг люди прыгают и на заборы кидаются».

После Труппы Бежара и Танцтеатра Пины Бауш Финский национальный своими очень разными постановками показывает, на что способен модерн, не имеющий пределов и границ.

Новости культуры