17.04.2013 | 11:40

В павильонах "Мосфильма" продолжаются съемки проекта "Большой Джаз"

Новоорлеанский джаз и сочинения из репертуара Луи Армстронга, Фрэнка Синатры и Эллы Фицджеральд, а также классика советского джаза звучит в павильонах «Мосфильма». Здесь продолжаются съемки грандиозного шоу «Большой джаз». Уже наступило время соревнований. С этого дня кто-то из участников будет вынужден покинуть проект. Рассказывают «Новости культуры».

За несколько часов до того, как на площадке прозвучит команда «Мотор», самая кропотливая работа – в гримерных. Из выпускников консерваторий здесь делают настоящих звезд Голливуда 20-30 годов. Кто-то на один вечер станет Вивьен Ли, а кто-то Кларком Гейблом.

Звезды Голливуда и в этой студии. В дымке, в лучах софитов исполняют десятки дублей. Каждый жест, мимика – под прицелами нескольких камер. Из этой картинки потом создадут заставку проекта.

«Это стиль нуара, Голливуд 30-х, такой немножко гангстерский», – говорит главный художник проекта «Большой джаз» Елена Китаева.

Павильон «Мосфильма» на эти дни превратился то ли в Нью-Йорк, то ли в Новый Орлеан. Американское смешение стилей – греческие колонны с одной стороны сцены, и небоскребы с другой. Ирвин Мэйфилд – руководитель оркестра с родины Луи Армстронга – признается: среди этих высоток чувствует себя как дома. Именно Мейфилд вместе со своими помощниками готовил все джазовые аранжировки для этого проекта. Познакомился и с русской музыкой.

«Когда аранжировал русскую музыку для этого проекта, еще раз убедился, насколько же она мелодична, – отмечает Ирвин Мэйфилд. – Сложностей с ее аранжировкой не было абсолютно. Я получил огромное удовольствие, надеюсь, зрители проекта это почувствуют».

На проекте в этот вечер звучит советский джаз. Американские музыканты когда-то заявляли – это сочетание несочетаемого – музыка свободы в несвободной стране. Участники проекта, граждане уже другой страны – России – в этот вечер один за другим выходят на сцену. Для того чтобы раскрыться перед публикой, времени катастрофически мало.

Под прицелами десятка телекамер с этого дня в «Большом джазе» начинается большое соперничество. Уже без права на ошибку. За выступлениями пристально следят не только соперники, но и члены жюри. По итогам этого дня кто-то из участников покинет проект.

Перед выходом на сцену кто-то из них играет на камеры, а кто-то до последнего тоже играет – на инструментах. Перкуссионисты берут мастер-класс у коллеги из Нового Орлеана. Гитаристы, все вместе еще и еще раз изучают партитуру. Если до этого дня они все говорили о «Большом джазе» как о великолепном шоу, то сегодня впервые почувствовали его конкурсную составляющую.

«Чувствуется нерв такой, где-то играет, я понимаю, что всем хочется остаться, никто не хочет вылетать», – говорит участница проекта Карина Кожевникова.

Жюри в этот вечер впервые говорит о недочетах. Им тоже сложно, надо быть не просто беспристрастными, но и отчасти безжалостными.

«Я, надо сказать, очень неловко себя чувствую, – признается член жюри проекта «Большой джаз» Ольга Ростропович. – Они все такие молодые, замечательные, талантливые. Выделить кого-то одного, кто сегодня, может, сыграет менее удачно, чем вчера, – это досадно».

Пока жюри определяет лучших, а участники привыкают жить в соревновательном ритме, зрители уже выбирают тех, за кого будут болеть. Самое интересное в «Большом джазе» еще только начинается.

Новости культуры