15.04.2013 | 13:25

На пути к "Большому джазу"

Вслед за оперой и балетом телеканал "Культура" решил привлечь внимание зрителей к джазу, одному из самых артистичных и изменчивых жанров музыкального искусства. Совсем скоро в нашем эфире вы увидите уникальный конкурс "Большой джаз". В яркой форме, близкой традициям бродвейских шоу и Голливуда, перед нами предстанет состязание талантливых исполнителей, приехавших в Москву из разных градов и весей. Оценивать их успехи будет жюри, состоящее из профессионалов и знатоков джазовой музыки. А сопровождает выступления музыкантов Новоорлеанский джазовый оркестр во главе с лауреатом премии "Грэмми" Ирвином Мэйфилдом. 

Четыре дня репетиций. До этого – годы занятий, которые и привели к "Большому джазу". Проекту, на котором нужно не только неплохо, мягко говоря, играть, но и грациозно передвигаться в пространстве павильона "Мосфильма".

Стилисты в это время ностальгируют по золотым временам Голливуда – работают с фантазией, придумывая каждому свой образ. 

"Сегодня у нас потрясающие образы", – замечает стилист Ангелина Опарина.

"Мне очень нравится. Смотрю на себя и уже вживаюсь в образ того времени", – признается участница проекта "Большой джаз" Асет Самраилова (вокал).

В первый конкурсный день участники играют джазовые стандарты – вместе со знаменитым американским оркестром из Нового Орлеана. В каком-то смысле у американцев в Москве – тоже дебют. Оказалось, рассадка для телешоу – совсем не та, что для обычного концерта.

"Обычно мы сидим гораздо ближе друг к другу, но из-за того, что нас снимают на камеры, и каждого должно быть видно, между музыкантами оставлено больше пространства. Смотрите, как мы далеко от барабанов. Но давайте сходим теперь на галерку, к нашим барабанам. Это не наш барабанщик. Я понятия не имею, кто это. Но раз он здесь, он мне нравится",  – шутит руководитель оркестра Ирвин Мэйфилд.

Жюри настраивается на серьезную работу. Пока судьи идут в зал, у конкурсантов остается совсем немного времени, чтобы проверить микрофоны и настроиться на выступление.

Проект "Большой джаз" для конкурсантов – это и большие испытания. Непривычный свет в глаза, камеры повсюду, грим – важно для имиджа. И рабочий график: с утра репетиции, а вечером самое важное – съемка. Играют по трое в каждой номинации. Всего их семь. Первый день – своего рода знакомство зрителей и членов жюри с конкурсантами.

В игре – то есть проекте, несмотря на критические замечания членов жюри, в первый день остаются все. Даже те, кто своим выступлением не доволен. Саксофонисты заставили членов жюри призадуматься. Каждый – индивидуальность, каждого в проекте хочется оставить.

"Все получилось. Только шнур из кармана выпал, но это никак не помешало", – говорит участник проекта Эльдар Цаликов (саксофон).

"То же самое: все получилось. Только шнур не выпадал", – добавляет участник проекта Денис Швытов.

Лидер Новоорлеанского бэнда конкурсантами доволен. На репетиции он внимательно прислушивался к каждому из них, чем удивил Аллу Сигалову – ведущую двух предыдущих больших проектов нашего телеканала – "Большой оперы", "Большого балета", а теперь и "Большого джаза". 

"Ирвин – невероятный трудоголик. Я была поражена, как он работает. Он вообще не отходит от пульта. Он все время в трудах, мыслях", – отмечает она.

Члены жюри, слушая оркестрантов, предаются воспоминаниям. О тех временах, когда они сами только-только начинали играть джаз. 

"Когда-то, играя в Большом театре, я пытался сказать друзьям: джаз – это эмоции, состояние. На что друзья говорили: джаз – это диагноз", – делится впечатлениями член жюри проекта Аркадий Шилклопер.

Диагноз, с которым все участники проекта охотно соглашаются. Ведь он стал началом пути в джаз, а теперь – в "Большой джаз". 

Все материалы о проекте "Большой джаз">>>