19.09.2012 | 19:49

"Пощечина общественному вкусу". Маяковский, Бурлюк, Хлебников

«Грядущую красоту самоценного слова» в начале XX века провозгласили Маяковский, Бурлюк, Крученых и Хлебников. Их «Пощечина общественному вкусу» не теряет звонкости и в наши дни. Столетию манифеста и альманаха с таким названием посвящена международная научная конференция, которая открылась в Музее Маяковского. В ее рамках проходит и выставка новейших музейных поступлений – из истории футуризма и жизни его апологетов. Рассказывают «Новости культуры».

Они называли себя лицом времени, пренебрегали грамматическими законами и сочиняли свой заумный язык. В 1912 году члены сообщества кубофутуристов «Гилея» выпустили в свет этот манифест. Тогда «Пощечина общественному вкусу» вызвала настоящий скандал. Сто лет спустя прения не утихают. На конференции в Музее Маяковского решают вопрос: где же все-таки зародился футуризм: в России или в Италии?

«Вообще, русские будетляне существовали и в те времена когда итальянцы уже стали себя оформлять. Футур для итальянцев это родное слово. Для нас родное будетляне. Они уже были тогда, называли себя по-другому, и, в конце концов, этот термин футуризм пришел к нам из Италии», - рассуждает директор Государственного музея В.В. Маяковского Светлана Стрижнева.

Два автографа Маяковского на ранних книгах, письма Эльзы Триоле и дело о смерти поэта. Выставка «Образы запечатленного времени» открылась в рамках конференции и всего на один день. Здесь собраны новые поступления - свидетельства жизни Маяковского и его друзей. Многие экспонаты попали в музей из архива Семена Кирсанова, который считал себя учеником поэта.

«Шарж на Маяковского, сделанный Кирсановым. Интересна техника этого шаржа. Верхняя часть рисунка сделана как традиционная, а нижняя состоит как бы из печатных букв, сделанных на печатной машинке, которая имитирует узор на ткани одежды Маяковского», - объясняет старший научный сотрудник Отдела фондов Государственного музея В.В. Маяковского Лариса Колесникова.

Еще одно бесценное приобретение – семь живописных и графических работ Давида Бурлюка: портрет жены Маруси и писателя Ильи Ильфа. Все, что некогда шокировало общество, теперь бережно разложено в витринах, а в программе вечера - выступления современных будетлян.

«В начале XX века был потрясающий момент, когда развивалось искусство, экспериментальное искусство. Этот богатый материал нужно собрать и изучать, чтобы продолжать этот поэтический эксперимент», - отмечает литературовед, поэт Алессандро Фарсетти (Италия).

Для своего времени кубофутуристы были революционерами в искусстве с их стремлением низвергнуть классическую литературу, а спустя сто лет сами стали классиками русского авангарда.