13.10.2011 | 19:38

Нарвский тракт – удастся ли сохранить почтовые станции XIX века?

Первые годы XIX века – начало интенсивного дорожного строительства в России, а вместе с ним и новых почтовых дворов, вместительных и хорошо оборудованных. В 1807 году по указу Александра Первого каменными почтовыми станциями был оборудован Нарвский тракт – от деревни Кипень, что в сорока километрах от Петербурга, до Ивангорода. Долгие годы эти сооружения были украшением дороги. Теперь на месте некоторых остались одни руины. Рассказывают «Новости культуры»

Все началось с донесения Александру Первому о том, что от Петербурга до Ямбурга (современного Кингисеппа) путнику негде остановиться. Решено было построить пять почтовых станций на расстоянии 20 километров друг от друга с гостиницами, банями и конюшнями. Ведь Нарвский тракт – лицо России.

Швейцарский архитектор Луиджи Руска задумал роскошные аркады с деревянными ставнями и фонарями. Все здания были построены из кирпича в едином стиле. Самая первая станция на пути из Петербурга в Нарву – деревня Кипень. Такое название поселение получило от источников, которые здесь били ключом, как и жизнь на почте.

Нет ни изразцовых печей, ни верстовых столбов. Окна, которые выходили на дорогу, мощенную деревом и засыпанную песком, сегодня забиты. Теперь здесь находится дом культуры. До недавнего времени в актовом зале проводили дискотеки. Потом пожарная инспекция их запретила. Здание разрушается, из кладки выпадают кирпичи, а флигель, где раньше были конюшни, по словам директора дома культуры деревни Кипень Ирины Суровой, вообще скоро рухнет.

«Потолки все рухнули, крыша протекла, ничего нам не дают. Это же памятник федерального значения, должна помочь Москва. Хватало денег только на проекты», – сетует Ирина Сурова.

Проекты реконструкции были и в 1970-х, и в 1990-х, но так и остались на бумаге. Одна из причин, шутят местные жители, – почта сегодня работает не так, как в XIX веке. И переписка затягивается на десятилетия.

«Иногда современная почта из Петербурга к нам доходит по неделям. А тогда лошади неслись во весь опор, со всеми силами, и письма доставлялись за сутки», – замечает ведущий специалист администрации Ломоносовского муниципального района Ленинградской области Ольга Южакова.

И это несмотря на смешную по современным меркам скорость – в хорошую погоду она составляла около 13 километров в час. Во дворе всегда стояли запряженные тройки с лучшими лошадьми. Запрещалось задерживать курьера и чемоданы с почтой больше, чем на 10 минут. Если смотритель грубил или давал плохих рысаков, его отстраняли от дел, отбирали имущество и продавали все с молотка. Станция была, как маленькая крепость. В подвале хранили запасы, в том числе французскую водку, виноградное вино и английское пиво.

Арка и фундамент – это все, что осталось от другой почтовой станции, расположенной напротив Копорской крепости. Здание было построено во второй половине XIX века, а еще двадцать лет назад сюда носили письма со всей округи. В 1990-е вдруг, как в детективе, приехали люди и вывезли деревянное здание, рассказывает жительница соседнего дома Татьяна Велютина.

«Разобрали на части и увезли. Я не спрашивала кто вы, куда вы везете. Вроде, в Сосновый бор», – вспоминает она.

Такая же судьба постигла и последнюю почтовую станцию на пути из Петербурга в Нарву, которая находится в Ивангороде. Впрочем, у одного домика станционного смотрителя на бывшем белорусском тракте точно есть будущее. Станция в Выре добилась почти невозможного для областного музея – получила 30 миллионов долларов на капитальную реставрацию от международного банка реконструкции и развития. Работники музея говорят, это благодаря поэту, который обеспечил станционному смотрителю Самсону Вырину всемирную славу.