08.04.2013 | 19:44

Петр Айду открыл "Приют для роялей"

Приюты создают для брошенных детей или домашних животных. Первый в Москве, а, возможно, и в мире "Приют для роялей" открыл пианист Петр Айду, известный теоретик и практик аутентичного музицирования. Вот уже несколько лет он ищет, эвакуирует и реставрирует старинные инструменты, которые остались или рискуют вот-вот остаться без крыши над головой, возвращая им дом, семью и человеческое общение. На сегодняшний день спасенных уже около трех десятков. В "Приюте для роялей" Петра Айду побывали "Новости культуры".

Ох, нелегкая это работа… перевозить рояли. Свою коллекцию Петр Айду собирает более 10 лет, и теперь разбросанные по разным местам, они все встречаются под одной крышей. Здесь есть и тот, который был первым в его собрании.

"Он стоял в мастерской моего друга, художника Теодора Тежа Это был самый первый инструмент. Сделан в Москве, последняя четверть XIX века", – поясняет пианист.

Теперь и у него есть свое место за красной ленточкой. И этот рояль, и большинство его соседей сделаны в России. Многие инструменты не уступали европейским. Сейчас каждый из уцелевших – раритет.

 

Уникальный инструмент, один из первых роялей, изготовленных в Москве. Фирма Шоерман. Предположительно 30- – 40-е годы XIX века. Сейчас этот рояль молчит, но если его отреставрировать, то можно составить представление о том, как звучала фортепианная музыка в пушкинскую эпоху.

Здесь молчит большинство роялей. А если и зазвучат, то радость доставят далеко не всем. Как все старики, они нуждаются в особом внимании и заботе, а главное – лечении. И это как раз самый сложный вопрос. Хорошие мастера, специалисты есть только за границей. А это не только проблема денег.

"Для этого его, как минимум, нужно вывезти за границу, а это запрещено законодательством РФ, поэтому мы имеем право сжигать рояли, делать с ними что угодно, но не дай Бог дадим в хорошие руки", – подчеркивает Петр Айду.

Старинных инструментов осталось очень мало. Их нужно обязательно сохранить, считает музыкант.

"Я хорошо чувствую, что музыка Бетховена написана не сегодня, а 200 лет назад. И для того, чтобы она звучала современно, она должна быть озвучена на его инструментарии. Иначе она звучит, как старая, забытая музыка",  – добавляет Петр Айду.

То, что называется "исторически информированное исполнительство", перестает быть редкостью или экзотикой. Пришло понимание, что Бетховена – в идеале – надо играть на одних роялях, Листа – на других, Рахманинова – на третьих. А поэтому каждый из этих инструментов бесценен, и каждый можно привести в рабочее состояние. 

"Как ни странно, чем хуже инструмент, тем легче его отреставрировать, потому что при реставрации нужно разбирать все на мелкие кусочки. А когда он уже разобран, это упрощает", – поясняет Петр.

Но реставрация этих роялей – дело, видимо, уж очень отдаленного будущего. Вот и стоят они в этом приюте в ожидании чуда. Молча. Под зудение люминисцентных ламп. Но даже находиться среди них, не слыша их голосов, значит приобщаться к истории. Истории музыки.

Новости культуры