19.10.2011 | 10:29

Третьяковская галерея представляет наиболее полное собрание произведений Николая Ге

Озаглавив одно из своих творений вопросом «Что есть истина?», художник Николай Ге словно предопределил его и свою судьбу. Десятилетия понадобились для того, чтобы на родине живописца оценили истинное значение его творчества. К тому времени многие из работ Николая Ге едва не были утеряны. Накануне в Государственной Третьяковской галерее на Крымском валу открылась при поддержке банка ВТБ выставка к 180-летию со дня рождения художника. Рассказывают «Новости культуры».

Николай Ге, которого знают все, потому что в школьных учебниках воспроизводится его историческое полотно «Петр первый допрашивает царевича Алексея» и портреты классиков. Художник серьезный и модели серьезней некуда: Салтыков-Щедрин, Некрасов, Лев Толстой. А вот Ге, известный гораздо меньше – религиозный мыслитель

«Что есть истина? Христос и Пилат» – картина из собрания Третьяковской галереи перед выставкой была исследована. Оказалось, написана поверх композиции «Милосердие». Картины «Суд Синедриона» и «Вестники Воскресения» были отреставрированы.

«Суд Синедриона» – он как многослойный пирог, много красочных слоев, которые перед реставрацией буквально стояли дыбом, – рассказывает художник-реставратор Татьяна Серегина. – Эта вещь чуть другая, она хранилась на валу. Когда мы пытались ее раскатать, шла волнами, а надо было достичь какой-то эластичности, чтобы на подрамник натянуть».

Крупноформатные темные полотна с не-канонической трактовкой евангельских сюжетов ортодоксальных современников Ге смущали, были запрещены Синодом. Поздний Ге – все равно, что поздний Толстой: свой путь, своя форма, идея – превыше всего. Священную историю Ге всегда рифмовал с современностью: в роли пророка Самуила изобразил Белинского, в роли Христа – Герцена, в роли апостола Петра – себя самого. Работы Ге в коллекции Третьяковской галереи появились благодаря Толстому. Именно Лев Николаевич убедил Третьякова приобрести картину «Что есть истина?»
Тогда Третьяковская галерея отчасти закупила, отчасти получила в дар большую коллекцию работ Николая Ге. По цензурным соображениям большая часть этой коллекции не выставлялась, поэтому сын художника запросил ее обратно, и увез в Швейцарию. В 38-м он умер. В 53-м часть этих работ всплыла на одном из европейских аукционах и была предложена советскому министерству культуры.

«Художник Ге как моралист и религиозный философ, мягко говоря, никого не интересовал тогда, поэтому закупили только переписку сына художника с Толстым, – рассказывает хранитель отдела графики ГТГ Нина Маркова. – И после этого аукциона картины и рисунки исчезли бесследно».

Спустя 20 лет студент архитектурной школы Кристоф Больман подобрал рисунки Ге буквально с пола – они были разложены на земле на блошином рынке в Женеве.

«Я подумал, наверное, это студенческие штудии какого-нибудь художника XIX века, – рассказывает Кристоф Больман. – Конечно же, я не знал, что это Ге – на это ушли следующие 15 лет. На большей части листов из моей коллекции, а их 55, подписей нет. Только иллюстрации к рассказам Толстого были подписаны, но я не сразу понял, что это кириллица».

Теперь все 55 листов из коллекции Больмана сменили собственника - рисунки Ге вернулись в Третьяковскую галерею. И на масштабной выставке, приуроченный к 180 летию классика русской живописи - создают объем. Показывают, как развивался его замысел, каким экспрессивным рисовальщиком был Николай Ге.

Читайте также: 

Грандиозная экспозиция живописи и графики Николая Ге