20.10.2011 | 15:34

Людмила Макарова: "Я не представляла бы себе жизнь без театра"

Ее называют «лицом» культурного Петербурга и главной свахой театральной сцены. Сегодня поздравления с 90-летием принимает Людмила Макарова. Актриса сыграла более 70 ролей. Она могла быть женственной и коварной, наивной и эгоистичной. В год окончания войны Макарова поступила в труппу Большого драматического театра и все эти годы оставалась верна этой сцене. Рассказывают «Новости культуры»

Кто не знает Хануму, тот не знает Людмилу Макарову. Образ авлабарской свахи она создавала, не прибегая к особому гриму. С изысканной легкостью устраивала счастье влюбленных. Этот музыкальный спектакль артисты играли более 300 раз. Легендарный ансамбль актеров – Стржельчик, Ковель, Трофимов, Медведев – украшали Людмила Макарова и ее супруг Ефим Копелян.

«На первом спектакле и на первых прогонах я теряла 2 или 3 килограмма за вечер. Потом это немножко отошло, но первые... Я физически не уставала. Казалось, что этого не может быть. Задор был необыкновенный», – вспоминает народная артистка СССР.

Коллеги называли Людмилу Макарову «зажигалочкой», а режиссер Георгий Товстоногов в шутку – Люсиндой. Ей он доверял самые острые характерные роли, а она умудрялась каждый характер делать неповторимым.

«Я был счастлив быть партнером Людмилы Иосифовны. Например, вспоминаю спектакль "Три сестры", где я играл Прозорова, а Макарова играла роль жены его, Наташи. Она играла очень убедительно, зритель не только ненавидел ее, но в каких-то случаях и оправдывал», – рассказывает Олег Басилашвили.

Ее Жермен из комедии Жери «6 этаж» покоряла женственностью и изяществом. В прославленных «Мещанах» Горького Макарова – легкомысленная, но способная на материнскую нежность, Елена. Незатейливая Анечка из «Океана» Штейна, кажется, полностью погружена в домашние заботы, а на самом деле наделена сильным и гордым характером.

«Самое длинное партнерство – "Океан", сыгранный в одном составе почти без смены 312 раз. Это почти год ежедневной игры. Чувство радости, уверенности в партнере, непроходящего интереса», – замечает Сергей Юрский.

Людмила Макарова всегда считала, что актер должен уметь все. А потому была «жадна» до ролей.

«Мне как-то все очень нравилось. Если я беру эту роль, я ее читаю, она должна в меня войти, и ночами репетирую, а голос у меня громкий. Я обычно на кровати репетировала – собаки мои пугались», – вспоминает актриса.

С кино у Макаровой серьезного романа не сложилось, хотя в ее фильмографии более 30 лент. Но все театральные работы стали классикой.

«Это имя должно быть поставлено в определенную раму, и эту раму, если бы возможно было, я бы позолотил», – заверяет Сергей Юрский.

«Театр – это все конечно... Я не представляла бы себе жизнь без театра», – признается Макарова.