21.10.2011 | 10:42

Масштабная ретроспектива работ Ивана Лубенникова открывается в столице

Он убежден, что «искусство – это труд». Результаты трудов Ивана Лубенникова впечатляют – оформление Театра на Таганке и музея Маяковского, декор трех станций московского метрополитена и одной – «Мадлен» – парижского, работа над российским разделом Международного музея «Освенцим». Ежегодные персональные выставки – во Франции, Италии, Нидерландах. А первая на родине масштабная ретроспектива Лубенникова открывается сегодня, в Центральном доме художника. Экспозиция «Цена свободы» посвящена 60-летию мастера. Рассказывают «Новости культуры».

Свобода Ивана Лубенникова – неистребима. Она - в его трудах и его иронии.

«Это вот утро философа, – поясняет художник. – Вечером он думал много, утром просыпается – а все продолжается. Первый раз так глаз открыл. А я также просыпаюсь! В окно сразу – какая погода?»

Сразу и не поймешь – оптимист перед тобой или пессимист. Но одним необходимым качеством для художника Иван Лубенников обладает точно.

«Талант – это клетка, – сказал Тарковский. То, что в клетке. Не очень весело, потому что талант – это западня по жизни. Всю жизнь под хвост пускает!», - говорит Лубенников.

Скупой на слова и щедрый на творческие поступки, Иван Лубенников не перестает удивлять учеников, друзей, критиков вот уже много лет. Художник-монументалист, он неотделим от плоти города и знаком каждому – это его станции метро, конструкции музея Маяковского, фасад театра на Таганке. Но есть Лубенников и неизвестный – просто потому, что часть его монументальных работ утрачена.

«Если станковые картины остаются в галереях, у коллекционеров, у самого художника то с монументалкой Лубенникова время поступило очень сурово, прекрасные вещи, которые он делал в Звенигороде – вокзал он оформлял, замечательные вещи Трехгорной мануфактуры практически не существуют», - говорит искусствовед Вильям Мейланд.

Главное – руки и голова есть. Как говорит Лубенников про себя самого – «от мира сего художник». Без работы не останется.

«Вот счеты для больших денег, – говорит Иван Лубенников, показывая один из экспонатов выставки. – Больших денег – ну, сколько может быть? Если в миллиарды перевести каждый камушек – уже хорошее состояние. Они стояли в банке у моего друга банкира, и он каждое утро вот так считал».

И если даже финансовая зависимость не мешает свободе, то вопрос ее цены – это остающиеся на долю художника радость и муки творчества.

Еще один экспонат – кресло со своеобразной «вешалкой» для разного рода венков и головных уборов.
«Когда мастер садится – он то как наказание жизнь воспринимает. То вдруг лавровый венок появляется», - рассказывает художник.

Хотя сам художник предпочел бы венкам панамку. Не это ли лучший головной убор для философа, умеющего так подробно и с такой любовью наблюдать за миром?
 

Читайте также: 

«Цена свободы» Ивана Лубенникова