25.10.2011 | 19:38

То ли абсурд, то ли фарс, то ли трагедия – премьера в театре "Et Cetera"

Сергей Дягилев создал фокусника Жана Кокто, сказав ему свое знаменитое – «Жан, удиви меня!». Жан удивил и удивлял с тех пор всю Францию. В том числе и фильмом «Орфей», снятым по собственному сценарию. Поразмышлять на темы Кокто решили в театре «Et Cetera». Поставил «Орфея» режиссер и актер Владимир Скворцов. Рассказывают «Новости культуры».

То ли абсурд, то ли фарс, то ли трагедия. Сами создатели жанр этой постановки называют «фантазией». Фантазировали три года: создавали спектакль с научным подходом. Изучали и древнегреческие мифы, и биографию одного из самых неординарных художников ХХ века. Киносценарий Жана Кокто, прежде чем прописаться в афише театра «Et Cetera», сценическому воплощению долго не поддавался.

«Вы не найдете чистого киносценария. Мы брали, первоисточник, конечно, сценарий, но также мы брали и пьесу Жана Кокто, которая тоже, по большому счету, никакого отношения к спектаклю не имеет. Я взял еще его переписку, его высказывания какие-то», – делится Владимир Скворцов.

Мифологический сюжет, известный со школьной скамьи, здесь усложняется и запутывается. То ли Орфей любит Эвридику, то ли хочет остаться со Смертью. Эвридика готова то ли быть преданной, то ли сбежать со слугой Эртебизом. Конфликт одновременно и на бытовом, и на философском уровне. Поэт и толпа, любовь или призвание… Проблемы то ли в шутку, то ли всерьез здесь решаются на высшем – небесном – уровне.

«Зритель в зале предстает неким инопланетянином, которому дается некий ликбез. Люди трепещут перед высшими силами, но все равно поступают в соответствии со своим эгоизмом. Аа низшие силы, включаясь в эту игру, проигрывают, потому что они так не умеют, они живут по четким правилам», – поясняет актер Данила Дунаев.

 

Спектакль разворачивается в минималистичных декорациях. Со спецэффектами – световыми, звуковыми, когда зритель может вздрогнуть от намеренно искаженных и чрезмерно громких звуков. К работе привлекали даже иллюзионистов, но главным все же остался философский смысл.

«Актерская задача была очень интересной, а человеческая задача гораздо сложнее. Потому что там столько пластов! Столько материала приходило, потому что это вокруг нас, вот каждую секунду, если ты начинаешь об этом задумываться», – замечает народная артистка России Татьяна Владимирова.

Главную интригу – финал – придумывали буквально в последние дни. У Кокто он оптимистичен. Каким будет в этой театральной постановке – создатели убеждены, что каждый зритель для себя решит сам. В спектакле, как и в жизни, все субъективно.