27.10.2011 | 10:21

Премьера ранней комической оперы Вагнера на сцене московского "Геликона"

Комическая опера и Рихард Вагнер – для многих «вещи несовместные». Но только не для столичной «Геликон-оперы», где шутить любят и умеют. Худрук театра Дмитрий Бертман представил доказательства – премьеру комической оперы «Запрет на любовь», которую Вагнер написал, будучи еще совсем молодым композитором, когда о Нибелунгах он вряд ли даже помышлял. Рассказывают «Новости культуры».

Дмитрия Бертмана, потянуло на легонькое, почти опереточное. Хотя легким Вагнер никогда не был, даже в 22-летнем возрасте, когда писал свою единственную комическую оперу.

«Эта опера требует сильных голосов, плотной оркестровки, это тяжелая история, не ставится», – говорит Бертман.

Тяжелой истории в Геликон-опере не испугались. Обсудили либретто, разучили партитуру – оказалось – музыка хоть легкая и зажигательная, но точно не оперетта. Кстати, когда Вагнер писал «Запрет на любовь» об оперетте и 18-летнем Оффенбахе никто не слышал. Сам Вагнер, тогда еще начинающий дирижер, немного хитрил – сочинял по лекалам, разучивая партитуры модных тогда Обера и Герольда. Умело интерпретируя их.

«Опера веселая. Поставлена блистательно, выглядит как современное шоу», – говорит дирижер Владимир Пронькин.

Шекспировский сюжет переделал сначала Вагнер, потом модернизировал Бертман. В итоге «Запрет на любовь» – далека от оригинала – комедии «Мера за меру». Запретов здесь хватает – новый вице-король на Сицилии запрещает свободную любовь, карнавал, вино, театр и даже эмоции. Друзья Клаудио, отчаянного прожигателя жизни, арестованного именно за это, пытаются ловко отменить королевские законы. Переплетения, интриги, недоразумения, потасовки – в итоге счастливый конец. Алексей Дедов, с партией Фридриха – того самого, кто наложил табу на все, открыл для себя нового Вагнера. Такое композитор мог написать, когда сам переживал муки и радости своей самой большой любви.

По его словам легкость музыки обусловлена молодостью композитора. «Все мотивы, темпы, молодые, как у Моцарта», – говорит он.

Карина Флорес не только Вагнера, на немецком тоже поет впервые. Оказалось, петь Вагнера в репетиционном зале и на сцене не одно и то же.

«Когда я начинала разучивать приходила, говорила – не трудно, – рассказывает певица. –Одно дело в классе, другое дело на сцене со смыслом».

Исторический факт. «Запрет на любовь» Вагнера вышел во время поста. И только один спектакль: открылся роман исполнителей партий Изабеллы и Клаудио. Ревнивый муж наказал обоих. Актеры суеверны. Теперь – во время репетиций оперы – в театрах объявляют любовь под запретом. В «Геликоне» уже известны даты девяти премьерных спектаклей. Так что запрет на любовь снят.