27.10.2011 | 10:36

В Северном Брабанте проходит выставка работ Эля Лисицкого

Эль Лисицкий – одна из ключевых фигур русского авангарда. Он был другом Шагала и сподвижником Малевича, участвовал в экспериментах голландской группы «Стиль». Его называли пионером советского дизайна. Одна из самых полных коллекций наследия Лисицкого хранится в городе Эйндховен – в фондах музея Ван Аббе. И здесь же открылась самая масштабная ретроспектива его работ. Побывав в Северном Брабанте, можно убедиться, что язык русского авангарда, здесь понимают без перевода. Рассказывают «Новости культуры».

Русский авангард в 3D – голландское ноу-хау. То, что художник Эль Лисицкий нарисовал в 20-е годы, здесь, в городе Эйндховен, обрело объем. Трехмерные модели его графических проектов – главный экспозиционный прием музея Ван Аббе. И этот прием как нельзя лучше показывает – идеи русского авангарда - элементы среды обитания сегодняшнего европейца.

Чтобы поставить во дворе музея Ван Аббе фигуры по эскизам Эля Лисицкого эйндховенцам пришлось местную реку вспять повернуть. Теперь из водной глади во дворе музея возвышаются герои футуристической оперы «Победа над солнцем» - гробовщики – те, что должны похоронить все старое, чтобы освободить место для нового. Либретто Крученых, музыка Матюшина, художник Малевич. Лисицкий предложил превратить эту оперу в электромеханический балет, рисовал эскизы роботов, которые должны перемещаться по сцене вместо актеров. Эти эскизы и легли в основу три де моделей британского дизайнера Милнера.

«Мы, конечно, очень волновались, как это будет выглядеть. Но как только краны опустили гробовщиков на воду, стало понятно - они прекрасно сочетаются с современной архитектурой», – говорит куратор проекта «Лисицкий» Вилем Ян Рендерс.

Слово «гробовщики» по-русски произносит с трудом, другие слова даются полегче: «Всю жизнь в субботник превратим». Конечно, в Голландии никто не знает, что такое субботник».

Несмотря на культурную дистанцию, обладатели одной из самых интересных коллекций русского авангарда стремятся выставить ее, как можно авангардней.

«В архиве Лисицкого мы нашли записку, которая стала нашим лозунгом: «Это проект, я его не осуществлю, но это можете сделать вы», – рассказывает Вилем Ян Рендерс.

«Проуны» – проекты утверждения нового – вот, что придумал Лисицкий. В Ван Аббе от проектов перешли к утверждениям.

«Мы пытались показать, что в комнату «Проун» можно войти, повернуться, увидеть на стенах объемные, почти архитектурные композиции», – говорит Рендерс.

Другая объемная реконструкция – проект небоскреба, который Эль Лисицкий предлагал возвести на Страстном бульваре.

«В его время это здание казалось невозможным, а сегодня выглядит абсолютно современным, – рассказывает Рендерс. – Вот так, с опережением на век он и работал».

Наследие Эль Лисицкого также разнообразно и обширно, как и его дела. Создатель фирменного стиля советского агитпропа, автор павильона для выставки «Пресса» в Кельне, конструктор кроватей-трансформеров, шкафов-купе и кресел для кинотеатров, книжный график. В музее Ван Аббе фонд Лисицкого насчитывает 180 единиц хранения. В Северный Брабант все это богатство попало в 60-ые годы.

«Тогдашний директор нашего музея, Ян Лиринг, специалист по международному авангарду, натолкнулся в мастерской одного из ганноверских художников на коробки с листами и документами Эль Лисицкого. Позже ему удалось их выкупить у вдовы художника», – рассказывает Вилем Ян Рендерс.

Сегодня они работают друг на друга – архив и музей. Голландские музейщики не просто сидят на доставшихся им сокровищах, но постоянно думают, как бы их в новом свете представить. Постоянная популяризация русского авангардиста в Эйндховене приносит свои результаты.

«Сейчас же у студентов города Эйндховен есть специальные тетради, в логотипе которых находится знак Лазаря Лисицкого», – говорит основатель Витебского музея современного искусства Валентина Кириллова.

Валентина Кириллова работает над сценарием художественного фильма о русском авангарде с режиссером Александром Миттой, любит приезжать в Эйндховен и искренне радуется – что есть такой музей с такой коллекцией: «Это ощущение восторга, что кто-то сумел сохранить сокровища русского авангарда».