31.10.2011 | 15:45

Выставка "Бумажное время"

«Бумажное время». Новая выставка в Государственном центре современного искусства предлагает взглянуть на бумагу через призму истории культуры, познакомиться с тем, как «играли» художники с этим хрупким и недолговечным материалом - от дадаистов и русских авангардистов до современных творцов, которым доступны новейшие технологии. Эти эксперименты особенно интересны сейчас, когда бумажная прекрасная эпоха, конец которой предрекал еще Иосиф Бродский, возможно, действительно близится к завершению. Рассказывают «Новости культуры».  

Бумага, она вроде колеса или книги – изобретение человека, которое уже нельзя изменить, по сути. Тем не менее, художники говорят о завершении бумажного времени во всем мире.

«Несмотря на то, что мы пользуемся бумагой, бланками, билетики бумажные, полны наши книжные магазины книгами, но, в тоже время, – совершенно явный кризис бумаги как информации», - считает куратор выставки Виталий Пацюков.

Даже если представить, что бумага исчезнет как носитель информации, для художников она точно останется важным объектом. Доказательства тому - авторские книги эпохи авангарда, иллюстрации Ильи Кабакова, бумажная архитектура Аввакумова и бумага как живое существо – инсталляция «Ноктюрн для бумаги» художника Владимира Тарасова. Он долгое время жил в Японии, там к бумаге относятся по-особому, а придумал «Ноктюрн» вместе с Дмитрием Приговым в 1998 году.

«Бумага, звук вот этой кальки – в зависимости от количества грамм высота звука меняется. Оказалось, все не так просто – я потом, когда начал искать, я понял, что это – потрясающая музыка – звук этой бумаги», - говорит художник Владимир Тарасов.

Поэзия Льва Рубинштейна на перфорированных карточках позволяет задуматься об исчезновение библиотеки. Об этом размышляет и Владимир Смоляр. Заполнив проход книгами из своего дома – прочитанными, кстати, книгами, он вспоминает художника Кунеллиса и его завал из камней.

«Ведь книги опасны. Почему – потому что они создают иллюзию, что мы что-то знаем. Более того, они создают иллюзию, что мы думаем. То есть мы думаем, что мы думаем, что мы думаем», - объясняет художник Владимир Смоляр.

А это история об утраченном времени. Каждую неделю художник Андрей Суздальский покупал дешевый журнал, брал оттуда семь картинок и с помощью растворителей на офортном станке воспроизводил картинки на фактурных старых картонных листах.

«Каждый раз текущая жизнь с ее всеми свадьбами, позитивное все – вся эта беспроблемная жизнь отодвигается на сто лет назад - раз в неделю покупал журнал на сто лет назад отодвигал событие, а потом еще раз и еще раз», - говорит художник Андрей Суздалев.

А вот такие многослойные графические композиции создал композитор Владимир Мартынов. Здесь и ноты, и знаки, и иероглифы. «Прочитать вряд ли удастся, но попробовать можно», – уверяет автор.

«Все наши беды проистекают из алфавитного письма, рационализм и так далее, а смысл этого в том, что они сводят нотные послания к иероглифическому. Если будем анализировать, то можно прочесть и иероглифы», - отмечает композитор Владимир Мартынов.

О завершении «эпохи Гуттенберга» говорят многие – но вряд ли бумага, как и бумажная книга совсем исчезнут с лица земли – даже если бумага не будет сохранять реальность великих текстов, она останется в мире художника, точно знающего, что бумажное время намного долговечнее даже самых современных носителей информации.