02.11.2011 | 10:39

"Руслан и Людмила" в Большом. Накануне премьеры

Большой, Пушкин, Глинка. Выбор произведения, которое первым будет представлено на исторической сцене главного театра страны после не менее исторической реконструкции, безукоризненно точен. «Руслан и Людмила» – одна из «точек отсчета» русской оперной музыки, бесспорный хит, грандиозное зрелище и, что важно, у этой истории счастливый финал. Как прочел это «предание старины глубокой» режиссер Дмитрий Черняков - публика увидит сегодня вечером. На генеральном прогоне спектакля побывали корреспонденты «Новостей культуры».

За Черняковым закрепился статус провокатора после премьеры «Евгения Онегина». Сам он так не считает. Не на скандалах, на авангарде сделал имя. Большой любит – но дистанционно, без суеверий. Смело перекраивает академические произведения – «Руслан и Людмила» уже обрастает скандальной славой. Один только тайский массаж, который делают Людмиле в замке Черномора, вызывает гнев критиков. Для Чернякова это всего лишь ход, который сказочных персонажей приближает к реальным людям.

Синхрон. Дмитрий Черняков - Режиссер, художник-постановщик
«Персонажи имеют такую остроту, как мы в нашей современной реальной жизни, – рассказывает режиссер. – И мы пытаемся сделать из них достоверных людей, чтобы мы поверили, что на самом деле бывает».

Солист Мариинки Михаил Петренко впервые поет такого Руслана. Здесь – вместо детской сказки – жесткий триллер, с параллелями и ассоциациями – даже есть афганская война. Сказочный камзол меняет на куртку-аляску и джинсы.

Соблазны и испытания на каждом шагу. Петренко вначале бунтовал против такой интерпретации, теперь держит сторону режиссера в этой лав-стори.

«Опера как сказка, то здесь все эти эмоции, проблемы, переживания они умножены на десять, – говорит Петренко. – Из сказки превращено в душераздирающую драму».

У Альбины Шагимуратовой здесь все впервые и Большой, и такая партия, и работа с Черняковым. Вначале паниковала, сцена большая, дирижер далеко, героиня экзальтированная. Нет даже намека на привычную пушкинскую Людмилу. Теперь вошла во вкус. Да и плюсов больше. Еще премьера не прошла, а певица получила приглашение в Большой на очередные премьеры вперед на два года.

Большой пережил девять версий «Руслана и Людмилы» – 700 спектаклей за 165 лет сыграли. Но таких виражей эта сцена не видела. Новая версия «Руслана и Людмилы» только для взрослых. Сам Черняков этот спектакль не рекомендует смотреть детям. Слишком много откровенных сцен и взрослых проблем.

«Не из-за каких-то пуританских или ханжеских соображений детям нельзя идти, они все знают, они не смогут как взрослые понять эту правду, а взрослый человек поверит», – считает режиссер.

Хотя сам Черномор не такой страшный – семилетний Данила к голове и двухметровой бороде привык. Весь фокус в том, что здесь два Черномора – и второй точно не ребенок. Такие штучки в духе Чернякова. И не он один здесь такой. Дирижер Владимир Юровский в креативности не уступает своему коллеге. Два новатора впервые вместе на проекте. Юровский существенно сократил оркестр. Не из-за технических – творческих соображений.

«Если акустика Большого так хороша, то она сможет этот малый состав озвучить, – говорит дирижер. – Но мы экспериментируем сейчас на всех фронтах, поднимаем яму и бортик ямы, это влияет на звук».

Первая премьера в Большом – проверка готовности театра к новой жизни. Использование всех плюсов новой сцены: плазменные экраны, сценическое пространство, акустические возможности. Сам Черняков признается, такой сложный спектакль он делает впервые. Так что десятая версия «Руслана и Людмилы» пугает не только консерваторов, но и самого режиссера.