08.11.2011 | 23:39

Две судьбы: Высоцкий и Шемякин

Известен факт: Михаил Шемякин дружил с Владимиром Высоцким, дорожил его мнением. Их общение было, в прямом смысле, плодотворным. Поэт создавал блистательные поэтические тексты, художник – выразительные линии и штрихи. Они обменивались мыслями и сверяли позиции. Тридцать лет после гибели Высоцкого стали для Шемякина временем подготовки «графически художественного памятника поэту и его творчеству». Сегодня Музей изобразительных искусств имени Пушкина представляет выставку «Шемякин. Высоцкий. Две судьбы». Это «двойной портрет» художника и поэта, это 42 авторских листа – по числу лет, прожитых поэтом. Рассказывают «Новости культуры».

За этой книгой – десять лет жизни. Шемякин даже любимому поэту  Бродскому отказал в просьбе иллюстрировать сборник его стихов, но мимо Высоцкого пройти не смог. В середине семидесятых они много общались – говорили на эзоповом языке. Поэтому у каждой иллюстрации – а их сорок две – сорок два комментария. 

«Я взял те темы, которые надо было осветить и показать, почему власть имущие боялись вот этого талантливого человека. Многое расшифровывал», – рассказывает художник.

Они познакомились во Франции в середине семидесятых. Шемякин знал песни Высоцкого, но на спектаклях в Театре на Таганке не был. Их столкнул Михаил Барышников в Париже. Познакомились у сестры Марины Влади –Адель Версуа. Высоцкий пел всю ночь, а потом они вместе бродили по ночному Парижу.

«Было ощущение, что давно друг друга знали. Выяснилось, что многое близко. Началась мужская творческая дружба, которая длилась до самой его смерти», – вспоминает Шемякин. 

У себя в мастерской Шемякин записывал песни Высоцкого. Купил профессиональные магнитофоны, микрофоны для голоса и гитары, прошел курсы звукооператоров. Высоцкий часто пел с листа, даже шуршание бумаги на пленке записалось.

«Песни были свежие, он не успевал их выучить. Ставил листы на мольберт, потом их листал, шуршал», – продолжает художник.

Фотография Патрика Бернара – известного французского фотографа – теперь красуется на суперобложке книги. На той фотосессии Высоцкий позировал со шляпами, с маской Петра Первого – идея сделать памятник Петру в Петропавловке тоже принадлежала ему.

В этот вечер здесь собрались друзья Высоцкого, поклонники Шемякина – все, кто помнит и знает советскую эпоху, когда рождалось слово и когда за это слово платили жизнью.