01.03.2013 | 16:26

В столице открылись две выставки: "Сны для тех, кто бодрствует" и "Экспансия предмета"

Трансформация предмета в творчестве – и творчества во сне. Два новых масштабных проекта представлены в Московском музее современного искусства. Выставки «Сны для тех, кто бодрствует» и «Экспансия предмета» связаны между собой, пожалуй, лишь единым музейным пространством. Попытку погрузиться в философию и образность предприняли корреспонденты «Новостей культуры».

«Зачем изображать предмет, если и реальный можно выдать за произведение искусства? Зачем мучиться над объемом, работать с плоскостью, светом и тенью, если все это есть в реальном мире» – таким может показаться ход мыслей многих современных художников, например, Дюшана. Но не всё так просто – на тему «когда и как предмет вышел из картины» существует множество исследований и теорий, которые многим, наверное, тоже, понять будет непросто.

«Предмет постепенно выходил из пространства, то есть картинной плоскости, – говорит куратор выставки «Экспансия предметов» Ольга Турчина. – Его нужно было вытащить, а чтобы вытащить его из предметов картины, его надо было там раздробить, распылить и собрать в нашем пространстве».

Первым был Пикассо. А вслед за ним и другие художники стали использовать отдельные элементы самых разных предметов на своих холстах. Коллажи, рельефы, ассамбляжи, кульминация этой трансформации изобразительного искусства – инсталляции. Кажется, на эту выставку собрали все «предметное», что есть в московском музее современного искусства – всё вместе это напоминает не то антикварный салон, не то мастерскую. Материалы самые разные – от переработанной резины, которую так любят участники арт-группы «Recycle» до камней и бечевки в основе «позвоночника» Ивана Лунгина.

«Позвоночник, который работает точно так же как человеческий, он его отреставрировал, – говорит Ольга Турчина. – И Иван был удивлен, что эти диски они стерлись совершенно, то есть он работает как человеческий, по тем же законам».

Вторая выставка – не такая предметная, скорее, эфемерная – «Сны для тех, кто бодрствует». Перед ее открытием картины пересчитывают особо внимательно – как бы не растворились, словно утренний сон. Это проект – исследование, чего мы ждем от изобразительного искусства: метафоричности или достоверности, и можно ли считать реализм отражением реального мира, если этот мир полон парадоксов и оптических иллюзий.

«Мы можем нарисовать две черточки и еще одну внизу, и все будут видеть лицо – это реализм или нет? – задается вопросом куратор выставки Андрей Егоров. – Это же черточки, а мы видим лицо».

Что такое изображение и что им хотят нам поведать? Возможно ли вообще верное считывание смысла, если каждый априори трактует по-своему. «Сны для тех, кто бодрствует» – это даже не выставка, а целый философский диспут, а еще вызов тем, кто утверждает, что современное искусство – всего лишь иллюзия искусства.

Никаких ответов и четких определений, что же такое реальность эта выставка не дает. Скорее намекает: каждый создает свою реальность. Пожалуй, самое время заняться этим.

Новости культуры