10.11.2011 | 10:33

"Сто терракотовых панно" Энцо Бабини в Москве

Государственный Музей Пушкина получил в дар иллюстрации к «Божественной комедии» Данте. Для художественного изображения высших философских ценностей итальянский скульптор Энцо Бабини использовал материал недорогой и довольно стойкий к большинству внешних воздействий, в отличие от бумаги и холста – терракоту. То есть особым образом обработанную глину. Этот подарок можно увидеть и по достоинству оценить на выставке «Сто терракотовых панно». Рассказывают «Новости культуры».

Итальянец Энцо Бабини в России впервые, хотя исколесил весь мир. В Москву приехал не с пустыми руками. Привез сто керамических панно, иллюстрирующих «Божественную комедию» Данте и все это в дар Пушкинскому музею.

«Я не только скульптор, я преподаю, – говорит Бабини. – Учу студентов понимать прекрасное. Поэтому я хотел бы оставить эту коллекцию навсегда в России, считаю, что произведения искусства должны принадлежать людям. И чисто по-человечески я верю в дружбу между людьми. Я дарю эту коллекцию России, чтобы поддержать отношения между нашими странами».

Каждое панно соответствует одной из ста песен «Божественной комедии». Бабини отдал пять лет жизни этой истории. Два года изучал мистический труд Данте. Потом еще три переводил рисунок в керамику.

«Я читал текст, слушал диалоги Данте, Вергилия и Беатриче, – рассказывает скульптор. – Втирался к ним в доверие. Потом делал наброски на бумаге. Возникали сцены. Я переводил рисунок на гипсовую панель, потом на терракоту и обжигал в печи».

Здесь начинается путь в ад. Здесь Данте встречает мифических существ и грешников, обреченных на страдания. Самоубийцы, например, превращаются в деревья. Собаки рвут в клочья расточителей.

«Я сделал деревья выпуклыми, они напоминают человеческие фигуры, ведь когда-то они были людьми. Когда Данте ломает ветку, дерево говорит: «Мне больно» - и из ранки капает капля крови», – рассказывает Бабини.

Ироничный Бабини проводит Данте в центр ада. Оказывается у дьяволов, как и у людей, тоже своя иерархия и бюрократия. Вниз он спускается под присмотром десяти дьявольских существ. Это трехглавый Люцифер. По его длинной бороде Данте выбирается из ада, чтобы продолжить свой путь в чистилище. Это тридцать три терракотовых листа. До рая еще далеко.

«Видите это дерево? Оно наполнено всякими вкусностями. Внизу люди, в прошлом они были обжорами, а здесь – очень худые, истощенные. Они хотели бы все это съесть, но не могут дотянуться», – рассказывает скульптор.

На одной из плит изображена сосновая роща в Равенне, где похоронен Данте. В городе, где родился и живет сам Энцо Бабини. Отсюда начинается дорога в рай. Прекрасная Беатриче, в окружении ангелов. Она поведет Данте в рай. Парадокс – но показать ад для Бабини оказалось легче, чем рай.

«Когда Данте создавал свой рай, речь шла о символике и абстрактных вещах, – говорит Бабини. – Их показать на бумаге и в скульптуре практически невозможно. Я сначала философски размышлял, делал записи, и поскольку речь шла об описательских моментах, райской музыке, я создал геометрические фигуры, в которые помещал персонажей песен».

При всей своей любви к Данте, Бабини знает, как он непрост. Как много в нем зашифрованных пластов. Эти сто терракотовых плит – визуальная подсказка, вектор, определяющий путь